Скигин «получил в наследство» Трабера

Наследник Дмитрия Скигина Михаил может продолжать работать вместе с экс-партнером своего отца — «авторитетным» предпринимателем Ильей Трабером.

Как пишет The Sankt-Peterburg Post, премьер-министр РФ Михаил Мишустин утвердил концессионное соглашение о создании на Сахалине грузового комплекса с угольным, нефтяным и газовым терминалами. Ранее о намерении его построить сообщал крупнейший совладелец Петербургского нефтяного терминала Михаил Скигин, наследник погибшего в 2003 году Дмитрия Скигина. Последний раньше владел терминалом вместе с «авторитетным» Ильем Трабером, с которым они вели множество совместных проектов. Сейчас Трабера кличут не иначе как «ночным губернатором» Ленобласти, в сферу его интересов как раз входят морские терминалы и порты. Что, если, работая руками сына своего почившего партнера, он решил расширить сферу влияния на Дальний Восток?

Объект, который сможет обслуживать суда с полной грузоподъемностью до 80 тысяч тонн, разместят на границе Макаровского и Поронайского районов. Общий объем инвестиций превысит 35,9 млрд рублей. При этом из бюджета на обустройство инфраструктуры будет выделено 3,96 млрд рублей, еще 31,9 млрд рублей предоставит Скигин с партнерами. Возможно, что под «партнерами» он подразумевает Илью Трабера и его доверенных лиц, с которым предположительно совместно контролирует «Петербургский нефтяной терминал».

Официально сообщается, что единственным акционером ПНТ числится Михаил Скигин, который также является председателем совета директоров компании. Однако у многих в этом есть большие сомнения — уж слишком «лакомый» этот актив, чтобы наследник некогда хорошо известного в определенных кругах Дмитрия Скигина, мог заправлять им в одиночку. По слухам, контроль над предприятием до сих пор сохраняет Илья Трабер, бывший совладелец фирмы, а также глава совета директоров.

Как пишет «Новая газета», в свое время на пару со Скигиным Трабер стоял за организацией, которая занималась перевалкой нефти от «Киришского НПЗ», сырьем которого торговал миллиардер Геннадий Тимченко. В этой истории, к слову, фигурирует довольно много громких имен — в частности, директором «Петербургского нефтяного терминала» в середине 90-х был Александр Дюков, который сейчас трудится топ-менеджером в «Газпроме». Но обо всем по порядку.

Согласно «Руспрофайлу», учредителем ПНТ по сей день числится ныне ликвидированная «Петербургская топливная компания» (ПТК), которая с середины 90-х осуществляла снабжение нефтепродуктами предприятия городского хозяйства и хранила городской резерв. При создании ПТК в 1994 году среди ее акционеров находился знаменитый банк «Россия», совладельцем которого был Геннадий Петров. Последний считался близким к околокриминальным кругам и его называли «хозяином Выборга». Прошлым летом он был убит точным выстрелом киллера, писал «Росбалт». Издание также сообщало, что в свое время он являлся членом мощной преступной группировки, которая действовала на территории Петербурга и Ленобласти, «пройдя путь от бандитов до предпринимателей».

Другим акционером ПТК при создании было принадлежавшее Илье Траберу «ИЮБ «Петер».

Позднее структура собственности и управления ПТК поменялась: вице-президентом стал Владимир Кумарин (Барсуков), который ныне сидит в тюрьме, доли в компании получили бизнесмен Виктор Хмарин, ЗАО «Петролиум» (12%), аффилированное с Геннадием Петровым, и «Балтийская бункерная компания», которую контролировали фирмы Дмитрия Скигина и Ильи Трабера. После этого петербуржцы в шутку расшифровывали аббревиатуру «ПТК» не иначе как «Петров, Трабер, Кумарин» — по фамилии трех видных бизнесменов, контролирующих компанию, и предположительно связанных с криминальным миром.

Однако вскоре вокруг фирмы развернулась настоящая детективная история. Как сообщает «Новая газета», вскоре пути бывших партнеров по ПТК разошлись и камнем преткновения, видимо, стал «Петербургский нефтяной терминал». В конце 90-х — начале 2000-х годов Дмитрий Скигин и Илья Трабер, став гражданами Греции, перебрались за границу. По информации издания, они хотели быть поближе к центрам управления бизнеса в Монако и Лихтенштейне. И, как считали участники рынка, совладельцем терминала стал влиятельный питерский бизнесмен и давний партнер Скигина Сергей Васильев.

Как писал «Деловой Петербург», в 2006 году на Сергея Васильева было совершено покушение, в организации которого обвинили Кумарина, за что последний получил 23 года колонии «плюсом» к 15-ти годам за рейдерство и вымогательство. В 2006 году преступники заблокировали «Роллс-ройс» и «Шевроле-Тахо» Васильева с его охраной. К кортежу, по данным следствия, подбежали выходцы из рязанской группировки «Слоны». Они открыли огонь из автоматов Калашникова. Сергей Васильев смог вывести «Роллс-ройс» из-под огня, но получил ранение, как и его трое охранников. Один из охранников погиб.

Поговаривали, что причиной конфликта тогда стал как раз-таки нефтяной терминал, который банально не смогли «поделить». Возможно, что после гибели Дмитрия Скигина Кумарин решил расширить сферу своего влияния, которая у многих вызвала вопросы. Но наткнулся на серьезного соперника в лице Трабера, который смог его «обыграть». В конечном счете некогда самый влиятельный бизнесмен Санкт-Петербурга Владимир Кумарин очутился за решеткой, а «Петербургский нефтяной терминал» оказался записан на пять кипрских офшоров. Только в 2018 году, 15 лет спустя, наследники Скигина смогли окончательно подтвердить своё право владеть «Петербургским нефтяным терминалом».

«Отмыв» с Лазурного берега

История с ПНТ — не единственная в интересных биографиях Скигина и Трабера. Как писала «Новая газета», их имена фигурировали в файлах полиции Монако, расследовавшей масштабную «отмывочную» схему через княжество.

История началась еще в конце 90-х. Как утверждают авторы портала «Компромат name» (архивная ссылка), якобы в 1999 году из российского отделения Интерпола в полицию Монако поступила радиограмма, в которой просили в связи с уголовным делом об отмывании денег идентифицировать два телефонных номера в княжестве. Оказалось, что номера принадлежали компании Sotrama, за которой стоял Дмитрий Скигин. После этого, дескать, последнему даже запретили въезд в Монако.

Известно, что в то время он поддерживал связь с Трабером — в частности, они бывали друг у друга в гостях на Лазурном берегу. Всего полицией Монако, по слухам, было составлено несколько отчетов о предполагаемых связях Sotrama с «организованной преступностью стран СНГ». Схема работы, по одной из версий, была такая: бизнесмены зарабатывали на разнице между экспортными ценами, в иностранных компаниях декларировали гораздо меньший объем поступающего сырья, за счет чего и «уводили» миллионы, а то и миллиарды.

11 1

В этой схеме, по разным данным, участвовали также Horizon International Trading и Caravel Establishment, за которыми предположительно стояли отец и сын Эдуард и Дмитрий Скигины, а также SARL Horizon, которую связывают с именем Ильи Трабера. Однако «ниточки» от всех этих иностранных фирм так или иначе приводили к Sotrama и «Петербургскому нефтяному терминалу».

Получается, что через ПНТ многие годы с использованием незаконных схем «осваивались» российские деньги? Что сказать, весьма занятная корпоративная история! Однако со смертью Дмитрия Скигина существование и работа этого механизма могла и не прерваться. Как утверждают авторы портала «Компромат name» (архивная ссылка), якобы ранее Михаил Скигин отрицал, что вообще как-то связан с бизнесом его отца и компанией Sotrama, однако позднее неожиданно признал, что владел компанией, заявив, что от нее избавился. Все это дает основание думать, что Скигин-младший тоже мог «запартнерится» с Трабером.

По старой схеме — на Дальний Восток?

И тут стоит вспомнить, что вокруг Поронайского порта на Сахалине тоже развернулась весьма скандальная ситуация. Скигин получил контроль над активом в 2015 году, притом мог сделать это не совсем дружественным способом.

Как пишет РБК, в 2013 году Роман Белоусов — бывший сотрудник ПНТ — получил 10% в проекте «Поронай Холдинг» в счет оплаты своих услуг по поиску инвесторов, а в мае 2015 года незаконно сменил советы директоров в его дочерних компаниях на Кипре и в России и произвел рейдерский захват порта Поронайск, сообщал собеседник издания. Затем захваченное имущество в 2015 году было продано ООО «Порт Поронайск», связанное со структурами Скигина, добавил он. Впрочем, Скигин все это отрицает — по его словам, руководство поменяли из-за неэффективной работы, а приобретаемая им компания уже к тому моменту консолидировала активы порта. То есть он как бы вообще не при делах?

Что сказать, если верить разлетающимся слухам, то Скигин-младший мог «разыграть» историю в стилистике 90-х. Надо полагать, сценарий ему мог подсказать Трабер? Вполне вероятно, что последний также имеет непосредственное отношение к делу. К слову, как утверждают авторы портала «Компромат name» (архивная ссылка), Михаил Скигин является легальным представителем «старших товарищей» — Ильи Трабера и Сергея Васильева.

12

Илья Трабер

Что примечательно, сейчас проекты Михаила Скигина выходят из того самого ПНТ. Как пишет 47news, с 12 февраля принадлежавшие «Петербургскому нефтяному терминалу» 99,01% компании «Русинвест» перешли в собственность ООО «Управление инвестициями». Ее основной вектор — деятельность холдинговых компаний. Это совсем новая организация, она учреждена 15 января 2021 года двумя кипрскими офшорами — Mobalco Holding Limited и Tujunga Enterprises Limited.

По данным госреестра Кипра, оба принадлежат компаниям из Панамы. 0,99% «Русинвеста» остались у кипрской Moorpark Limited также с панамскими хозяевами. «Русинвест» кредитовал непрофильные для ПНТ бизнес-проекты — в частности, тот самый порт на Сахалине. Общий объем кредитов, выданных компанией на различные проекты, составляет примерно 20 млн долларов. Уж не решил ли таким образом Скигин «спрятать концы в воду», чтобы не выплачивать деньги? К слову, такая схема тоже отнюдь не нова — подсказал кто из «старших»?

А ведь недавно у Скигина-младшего действительно мог серьезно прохудиться кошелек. По информации «Делового Петербурга», в 2016 году компания Михаила Скигина Ledaro выдала «Юлмарту» кредит в 30 млн долларов, но чтобы вернуть деньги, пришлось подавать в суд. В 2018 году Лондонский арбитраж встал на сторону бизнесмена и обязал «Юлмарт» выплатить 35 млн долларов, который позднее «подрос» до 37 млн.

Фирменный стиль

И тут «Юлмарту» стоило бы поднапрячься — вдруг он призовет на помощь господина Трабера? А тот славится своим определенным стилем ведения дел. Вспомнить хотя бы историю с портом в Усть-Луге, где ранее Трабер через «Новые коммунальные технологии» занимался перевалкой грузов. Бывший председатель совета директоров в АО «Усть-Луга» Валерий Израйлит в 2016 году был заключен под стражу по обвинению в хищении и выводе за границу более 300 млн руб. Но после того, как его доли перешли к якобы имеющим отношение к Траберу структурам, того неожиданно выпустили из СИЗО, о чем писал «Коммерсант».

Кроме того, прямо сейчас Трабер вместе со своим давним товарищем Дебердеев, кажется, пытается получить контроль над «Аксель Групп». И делает это, как выглядит со стороны, не совсем дружественным методом, о чем ранее подробно рассказывал The Moscow Post.

Впрочем, это не отвадило предпринимателей сотрудничать с ним. Ходят разговоры, что он сотрудничает с ГК «Содружество» миллиардера Александра Луценко, который решил освоиться в регионе и построить зерновой терминал. А интерес Трабера к прибрежным активам хорошо известен — в частности, через партнеров по сей день он может контролировать Приморский УПК, который в свое время достался им от сына экс-губернатора Ленобласти Вадима Сердюкова.

А ведь пересудов о господине Трабере ходит много: помимо Монако, «засветился» он еще и в Испании. Как сообщала «Медуза» (признано иноагентом на территории РФ), имя Трабера фигурировало в так называемом деле «русской мафии», которое много лет расследовали испанские правоохранительные органы. Бизнесмена там даже объявляли в розыск, но задержан и судим он не был.

Что сказать, с таким «старшим товарищем» Скигину-младшему действительно может быть удобно вести дела — Трабер наверняка за года своей работы научился договариваться. Вот и сейчас, возможно, что не без его помощи и удастся удобно устроиться на Сахалине. Но что, если и там может в итоге реализовываться одна из приписываемых Траберу и Скигину-старшему схем?

Источник: The Moscow Post

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: