«Сижу в камере с людьми с федеральных каналов»

Команду «Омбудсмена полиции» отправили в «чистилище» под зданием ГУ МВД.

Во-первых, хочу выразить благодарность ТГ-каналу «ВЧК-ОГПУ» за смелое и честно освещение всего этого безумия, которое происходит с нами, обычными неравнодушными гражданами, которые пали жертвами правохоронительной системы нашей страны.

Во-вторых, большое спасибо всем тем, кто нас поддержал в трудную минуту, поддержал наших близких. Хороших людей, как я и ожидал, оказалось намного больше. Не обошлось, конечно, без тех, кто раньше клялся в преданности, готовности прийти на помощь в самые сложные моменты, но когда эти моменты случились – «сунули голову в песок», либо же приехали ко мне на работу и начали предъявлять моим работникам претензии, мол, как он мог бросить наши дела? Вообще на них не обижаюсь ни капли, т.к. это были случайные люди в моей жизни, которая в эти сложные времена показала, кто меня окружал на самом деле. Теперь я точно знаю, от кого следует избавиться, вычеркнув из жизни навсегда, а с кем мне точно по пути, за кого я готов положить практически всё, что смогу.

Сижу в камере с людьми с федеральный каналов
Василий Федоров и Ирина Андина

А теперь переходим к разбирательству по существу.

Итак, мы втроем «заехали» в СИЗО-4, что в Медведково. До этого мы содержались в ИВС на Петровке, 38, где нас специально оставили на 10 дней, чтобы мы как следует прочувствовали все «прелести» этого учреждения, по сравнению с которым само чистилище покажется лёгкой прогулкой в хорошую погоду по какому-нибудь прекрасному городскому парку. Ну да ничего, в ИВС мы провели время более чем достойно. А теперь СИЗО, теперь новые реалии.

Здесь своя атмосфера, здесь всё по-другому. Человек ко всему привыкает, вот и я за месяц практически ко всему привык. Только к разлуке с близкими привыкнуть невозможно, придется потерпеть.

Теперь по быту.

Я сижу в камере с 9-ю людьми, т.е. нас 10 человек. Среди сокамерников есть и те, кто мелькает на федеральных каналах, о ком есть информация в Википедии. Люди достойные, но по понятным причинам их личности раскрывать не буду. Кто-то сидит за дело, кто-то непонятно за что, например, за дачу взятки неустановленному лицу. Есть человек, который уже полгода сидит за кражу 6 тысяч рублей. Государство на него в месяц тратит 1800 рублей, чтобы держать «взаперти». Вот и вся арифметика.

Напротив нас камеры для «черного хода», то есть для людей, которые не служили в МВД, Росгвардии, СК или прокуратуре. Вопреки всяким слухам общаемся друг с другом нормально, никаких предрассудков.

Недавно арестанты в одной из камер «черного хода» поймали мышь по подозрению в попытке кражи еды. Как и полагается по закону, устроили над ней суд. Были все: и прокурор, и судья с секретарем, и адвокат, и приставы. Исходя из принципа справедливости, законности, объективности, состязательности и презумпции невиновности суд, рассмотрев это дело, вынес приговор: мышь оправдать за отсутствием состава преступления. Мышь опустили

А потому что перед законом все равны! И нельзя допускать использования закона для того, чтобы творить беззаконие. По-моему, это же очевидно. Но это нормальным здравомыслящим людям очевидно, а всяким Криволингусам и тупоголовым свиноматкам в генеральских погонах такое сложно для восприятия. Ну, вы только подумайте: чтобы сфальсифицировать очередной эпизод в отношении заведомо невиновного человека, они предлагали малознакомой девушке кунилингус. Интересно, Криволингус сам до этого додумался или действовал по указанию….

И вот этим людям присваивают полковничьи и генеральские звания, назначая на высокие должности. И вот эти люди, которые сами являются лютыми преступниками, сажают нас в изолятор по обвинению в совершении преступления, которое по сути совершили сами же.

Ну, вот смотрите сами. Нам вменяют заведомо ложный донос о преступлении, якобы совершенным Воронцовым в отношении Ирины – вымогательство 30 000 рублей за нераспространение в сети Интернет её интимного видео. По материалам нашего уголовного дела и согласно уже предъявленному нам обвинению преступление мы якобы совершили в Москве 13 мая 2020 года, но в тот день, когда Ирина писала заявление, она и я находились на территории Республики Мордовия. Один лишь Васёк был в Москве, и всё, что он делал —  это слал мне сообщения, спрашивал, не вышла ли на связь Ирина? При этом вообще пребывал в полном неведении. Но это не главное.

Главное то, что нам удалось беспристрастно зафиксировать при помощи диктофона:

  1. Ирина 13 мая 2020 года подала заявление на Воронцова о том, что он вёл её дело в суде о восстановлении в органах, само дело проиграл, а деньги получил, при этом отпускал пошлые шутки. То есть в этот день Ирина не подавала никакого заведомо ложного доноса, написав в заявлении абсолютную правду.
  2. Заявление Ирины, которое находится в материалах уголовного дела в отношении Воронцова, зарегистрировано в УСБ г. Москвы той же датой – 13 мая 2020 года. А как такое возможно, если она в тот день и до 24 мая 2020 года находилась всё время в Мордовии? То есть если они нам попытаются вменить, что заявление Ирина написала в другой день, то это чистая фальсификация, т.к. на заявлении стоит резолюция Строганова и следующим днём (14 мая 2020 года) им вынесено постановление о направлении материалов по заявлению Ирины на возбуждение уголовного дела. Получается, что если они нам будут вменять другую дату, то это уже фальсификация материалов уголовного дела самим Строгановым и его подчинёнными.

А это грозит для них всех привлечением по ст.299 УК РФ, то есть всё как я и говорил.

  1. Имеющееся в деле объяснение от Ирины, которое составлял Криволингус, датировано тоже 13 мая 2020 года. Сфальсифицированное им объяснение, а не то, которое Ирина действительно давала в тот день, когда она отчетливо и неоднократно заявляла, в том числе и Строганову, что никакого вымогательства со стороны Воронцова не было. Доказать эту фальсификацию со стороны этих тупых УСБеков не составит вообще никакого труда.

Во-первых, когда Криволингус его подделывал, внося туда заведомо ложные сведения, то … указал вместе с датой (13 мая 2020 года) и место его составления – г. Москва. А сам-то он опрашивал Ирину в тот день, находясь в Мордовии.

Во-вторых, есть же аудиозапись, какие на самом деле Ирина давала в тот день показания, где зафиксировано, что ни о каком вымогательстве 30 000 рублей она не говорила.

В-третьих, когда Криволингус составлял настоящее объяснение от Ирины 13 мая 2020 года, то он долго выяснял, как именно называется населенный пункт, в котором они находились. И на аудиозаписи прекрасно слышно, как он вписывает название населенного пункта в объяснение. А потом в уголовном деле появляется объяснение, составленное Криволингусом якобы в Москве.

Вот это чудеса! Это насколько же надо ненавидеть правду, чтобы обвинить нас в заведомо ложном доносе, соединенном с искусственным созданием доказательств обвинения, когда искусственное создание доказательств обвинения было организовано Строгановым, Криволингусом и другими….

Есть у шахматистов такой термин как «цугцванг». Он означает, что какое бы действие не совершил оппонент, его положение с каждым ходом становится всё хуже и хуже, и в конечно счёте приводит к его поражению.

Тут мне вспомнилось одно дело, которое я вёл со своим адвокатом. Декорация такова.

Одного из депутатов обвиняли в 2х эпизодах злоупотребления должностными полномочиями (ст.285 УК) и хищении бюджетных средств путем растраты с использованием служебного положения (ч.3 ст.160 УК).

Местные СМИ пестрили публикациями об этом деле, а сотрудники прокуратуры с СК раздавали направо и налево интервью о том, которого коррупционера они лихо поймали.

Там тоже была создана целая следственная группа, которая собрала несколько томов «неопровержимых улик» о виновности чиновника во всех этих «страшных коррупционных преступлениях».

Общественность жаждала обвинительного приговора над «вороватым» чиновником, т.к. свой приговор общество уже вынесло. Но потом был суд и всё закончилось снятием всех обвинений с нашего клиента за отсутствием события преступления. Начальник следствия был снят с должности, а нашему клиенту государство возместило абсолютно все расходы, да еще и заплатило компенсацию морального вреда в несколько сотен тысяч рублей. Когда СКшники поняли, что дело в суде идет не в то русло, то пригласили нас для беседы, где умоляли согласиться на прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям, например, за изменением обстановки или деятельным раскаянием. Клиент был не против этого, но я настаивал на полной реабилитации, что в итоге и получилось.

Посмотрим, что будет здесь, ведь наша следственная группа сама пока не особо понимает, что с нами делать. Они прям так и говорят нам.

А еще нам назначили психиатрическую экспертизу. Следователь сам не знает, зачем он это сделал, но говорит, ему так было велено сделать, а ослушаться он не может.

Каких-то оснований для назначения этой экспертизы нет, хотя в силу п.3 ст.196 УПК РФ они обязательно быть должны. Верховный суд России в п.6 постановления Пленума №6 от 2011 года перечислил эти основания:

-нахождение лица на учёте в психодиспансере;

-травмы головы;

-медицинские документы о наличии у лица психиатрического заболевания,

-решение суда о признании лица недееспособным и т.п.

Но какие данные о моей личности заставили их назначить экспертизу?

(Извините, дальше будет не очень скромно)

Наверное, они посчитали, что основанием для такой экспертизы будет одно из следующих обстоятельств моей биографии:

  1. я в 19 лет получил первое профессиональное образование, получив диплом с отличием;
  2. в те же 19 лет я поступил на службу в органы внутренних дел, где прошёл пусть с рядового участкового до старшего оперуполномоченного опер. части по борьбе с коррупцией в органах власти УВД Пензенской области;
  3. первое звание мне было присвоено Министром МВД досрочно вследствие достигнутых показателей по службе, когда я еще был стажёром;
  4. в октябре этого года я должен был получить диплом управленца Президентской Академии России (г. Москва), и судя по всему этот диплом тоже должен был быть с отличием, т.к. у меня нет ни одной «4», все оценки только «отлично»;
  5. в мае этого года я провёл первую лекцию в Президентской Академии России, где планировал продолжать преподавательскую деятельность;
  6. Верховный Суд России неоднократно вставал на мою сторону в самых сложных делах, когда речь, в том числе, шла о спасении смертельно больных детей в стране (см. постановление Президиума ВС РФ №1 за 2020 год, п.№1);
  7. в материалы нашего дела поступили многочисленные обращения родителей тех детей, которые были спасены, в том числе благодаря тому, что мне удалось добиться изменения всей системы лекарственного обеспечения тяжело больных детей в России;
  8. я состою в браке и соответственно в брачных отношениях с лицом противоположного пола (что, по-видимому, для всех этих Криволингусов является лютой дикостью).

Вот интересно, что из этого они посчитали ненормальным? Может быть всё? Не исключаю… Особенно п.8.

Но суть в другом. По информации следователей, одной из их задач является признание нас психически больными. Это многое для них будет объяснять. Например, им не нужно будет доводить дело до суда (точнее до полного открытого судебного разбирательства по существу, где могут вскрыться все их гнусные преступления). Они получат заключение психиатра о том, что мы «ку-ку», которым будут махать направо и налево, мол, посмотрите, они психи, они всё придумали, им нельзя верить.

Ага, придумали! Запечатленные на аудиозаписях их гнусные преступления мы тоже придумали?

Ладно, посмотрим ещё, смогут ли их «заряженные» врачи-психиатры найти основания для признания нас психически больными.

Время покажет, что их скудный мозг выкинет ещё.

А пока нас будут по максимуму держать в изоляторе, устраивая показательную порку, типа, вы зря мешали нам сажать невиновного, теперь мы можем упрятать на решётку ещё больше невиновных, признав их психами официально, и все –врачи, судьи районных судов Москвы и Мосгорсуда, эксперты, прокуроры и т.п. – будут плясать под нашу УСБшную дудку.

Кстати, заключение по нам уже готово, ещё до того, как с нами должны побеседовать врачи из экспертной комиссии. Им требуется соблюсти лишь формальность – просто побеседовать с нами, составить опросный лист, собрав анамнез. Через день-два заключение уже поступит в распоряжение следователей.

Вот и всё правосудие вместе со справедливостью…

Но я уверен, нам удастся всё это обжаловать, и, в конечном счёте, отменить к чёртовой матери.

А пока «ручные» судьи будут продлять нам срок содержания под стражей, основываясь на рапорте начальника УСБ, где он делает умозаключение, что, оставаясь на свободе, мы можем оказать давление на следствие, т.к. владеем тактикой и методикой ОРД. Вот только эта фраза в его рапорте выглядит незаконченной. Там не хватает слов: «в отличие от нас». Вот теперь всё встает на свои места. Ну, а что? Учитывая то, как мы втроем расшакалили этот гей-кружок, отработав добрую часть пунктов из ст.6 Закона об ОРД на этих дебилах, можно без ложной скромности говорить, что по сравнению с ними мы – боги ОРД. Извините, конечно, за этот пафос, но в сравнении с ними этот именно так. Хотя ничего особо хитрого мы не сделали.

Так, оперативная комбинация на уровне начинающего РОВДшного опера. Но ни этой тупой свиноматке, ни этому Криволингусу такой уровень профессионального развития просто не достижим. Вот поэтому то обстоятельство, что они нас держат в следственном изоляторе, является нашей наградой за доблесть, как бы странно это ни звучало в контексте сложившейся ситуации.

А ситуация такова, что преступники держат в тюрьме законопослушных граждан, получая за это награды. То есть свобода – это рабство, война – это мир, незнание – сила…

Кстати, когда я вошел в камеру СИЗО, то увидел на стене видеокамеру, от которой нельзя было спрятаться нигде, которая говорила, что «большой брат следит за тобой». Максимально реальная постановка романа-антиутопии «1984». Только не на сцене театра или экране кинотеатра, а прямо здесь и сейчас, с полным погружением. Ну, а когда я здесь прочитал «Скотный двор», то на всякий случай выглянул из камеры, чтобы убедиться, а не ходит ли по продолу старина Оруэлл… Но там ходили только ФСИНовцы… Кстати, свою работу они выполняют в миллион раз профессиональнее, чем все эти свиноматки в генеральских погонах, да Криволингусы, которые сейчас стали руководителями целых полицейских подразделений в самом сердце нашей страны – в её столице.

Вот поэтому всякие террористы преспокойно средь бела дня в столице минируют автомобили российских журналистов, а потом взрывают их автомобили, с легкостью обходя все кордоны полиции, меняя номера автомобилей, покидают страну. Я же понятно сейчас объяснил? И что же ждёт нашу страну дальше с такими полицейскими начальниками? Все же понимают, что обеспечение внутренней безопасности в стране – это один из приоритетов современных реалий в это очень нелегкое время. А руководят обеспечением этой внутренней безопасности те, кто сажают невиновных людей, кто предлагает кунилингус за фальсификацию обвинения…

Ладно, посмотрим, что с этим можно сделать.

А пока мы сидим в изоляторе, думаем, как победить все эти сложности, как помочь своим близким и знакомым, да и вообще всем, кто нуждается в помощи, в том числе и нашей.

Дальше будет только интересней.

Сижу в камере с людьми с федеральный каналов
Сижу в камере с людьми с федеральный каналов

До встречи, друзья!

Источник: Русский криминал

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: