Решала для генерала

Развал «воровского дела» глазами очевидца

Источники рассказали, что в России активизировалась работа в отношении решальщика Дмитрия Смычковского. Именно он передал в качестве посредника взятку в 1 млн долл для сотрудников СКР Никандрова, Максименко, Дрыманова и Крамаренко. За эти деньги они должны были освободить «авторитета» Андрея Кочуйкова (Итальянец). Потом Смычковский скрылся в Англии, которая пока отказала в его экстрадиции в РФ, но точку в этом вопросе ставить рано. Случай с передачей взятки СКР далеко не единичный. Сейчас отрабатываются множество других случаев подкупа Смычковским судей, следователей прокуроров. Причем поводы для этого он дал сам. Являясь человеком хвастливым, Смычковский нередко называл своих известных клиентов. А его разговоры записывались ФСБ РФ. Для понимания того, как развивалась история с взяткой для сотрудников СКР, мы начинаем в полном объеме публиковать показания Дениса Никандрова, которые он дал в рамках сделки со следствием.

Смычковский
Дмитрий Смычковский

«Показания обвиняемого Никандрова Д.В. о том, что с мая 2015 гола он исполнял обязанности заместителя руководителя ГСУ СК России по г. Москве. С 17 февраля 2016 года он исполнял обязанности, а 30 апреля 2016 года был назначен на должность первого заместителя руководителя ГСУ СК России по г. Москве. В связи с перестрелкой 14 декабря 2015 года на улице Рочдельской в г. Москве ГСУ СК России по г. Москве было возбуждено два уголовных дела: одно в отношении Буданцева Э.В. по признакам ст. 105 УК РФ (Убийство) и Кочуйкова А.Н. и Романова Э.А. по статье 213 УК РФ (Хулиганство), второе дело в отношении Кочуйкова А.Н. и иных неустановленных лиц по статье 163 УК РФ (Вымогательство).

При этом свидетель видел интерес руководства ГУ МВиСБ СК России в лице Максименко М.И. и его заместителя Ламонова А.Н. к информации по данным уголовным делам. В присутствии Никандрова Д.В. руководитель отдела собственной безопасности ГСУ СК России по г. Москве Гусев С.Н. неоднократно в период с 15 по 31 декабря 2015 года звонил Максименко М.И. по телефону, докладывал ситуацию по делам, пересылал видеозапись перестрелки.

Александр Дрыманов

В первой декаде февраля 2016 года руководитель ГСУ СК России по г. Москве Дрыманов А.А. в своем служебном кабинете сообщил свидетелю, что уголовное дело о перестрелке на улице Рочдельской необходимо будет изъять из производства подразделения управления по расследованию особо важных дел (УРОВД), деятельность которого курировал Синяговский С.В., и передать в отдел, возглавляемый Денисовым М.Е., под его (Никандрова Д.В.) контроль.

В отделе Денисова М.Е. к тому времени уже расследовалось уголовное дело, возбужденное по факту халатности в отношении сотрудников полиции, присутствовавших 14 декабря 2015 года на месте перестрелки на улице Рочдельской и не принявших мер по ее предотвращению. На вопрос о причинах решения о передаче дела в отдел Денисова М.Е., Дрыманов А.А. ответил, что следователи, расследующие это уголовное дело, не могут разобраться с ситуацией, а Денисов М.Е., чей отдел по мнению Дрыманова А.А. считался лучшим в ГСУ СК России по г. Москве, сможет качественнее расследовать данное резонансное уголовное дело. При этом Дрыманов А.А. добавил следующее: «Через несколько месяцев дело скинешь в СУ по ЦАО, когда ажиотаж спадет». От ответа на вопрос о причине последующей передачи дела в ЦАО Дрыманов А.А. уклонился, пообещав объяснить все позже.

После того, как эти уголовные дела поступили в отдел Денисова М.Е. он (Никандров Д.В.) поручил последнему их изучить и доложить свое мнение. Соответствующий доклад был на очередном заслушивании Денисова М.Е. в ближайший вторник. По вторникам Денисов М.Е. приезжал к свидетелю и докладывал ситуацию по уголовным делам, находившимся в производстве возглавляемого им отдела. Первоначально свидетель понимал указание, полученное от Дрыманова А.А., как необходимость разобраться с ролью Буданцева Э.В. в случившемся, поскольку о наличии иных фигурантов в деле до момента доклада Денисова М.Е. по результатам изучения вышеуказанных уголовных дел не знал.

Денисов М.Е. в своем докладе сообщил о наличии в деле иных привлеченных к уголовной ответственности лиц, а именно участников конфликта с другой стороны – Кочуйкова А.Н. и Романова Э.А. Также Денисов М.Е. доложил свое видение по квалификации деяния Буданцева Э.В. Так, по мнению Денисова М.Е., действия Буданцева Э.В. по причинению смерти одному из участников конфликта следовало рассматривать как необходимую оборону либо ее превышение. По обстоятельствам причинения смерти второму участнику конфликта действия  Буданцева Э.В., по мнению Денисова М.Е., больше похожи на убийство, но возможность рассматривать их как превышение пределов необходимой обороны все же имелась», говорится в протоколе допроса Никандрова.

«После доклада Денисова М.Е. свидетель пошел с аналогичным докладом к Дрыманову А.А. Придя к нему в кабинет, он увидел там Максименко М.И. Таким образом свидетель вынужден был доложить все услышанное от Денисова М.Е. им обоим. Изложив соображения Денисова М.Е. по квалификации действий Буданцева Э.В., свидетель встретил резкие возражения со стороны Максименко М.И. Он был категорически против того, чтобы действия Буданцева Э.В. рассматривать как необходимую оборону либо ее превышение. Он считал, что Буданцев Э.В. совершил убийство. В подтверждение своего мнения Максименко М.И. продемонстрировал свидетелю и Дрыманову А.А. видеоролик, имевшийся на его мобильном телефоне.

На данном ролике был запечатлен Буданцев Э.В. в момент перестрелки. Там было отчетливо видно, что Буданцев Э.В. стрелял в людей, оттаскивающих труп, затем перезарядил пистолет и продолжил стрельбу. При этом очевидно, что в момент стрельбы угрозы его жизни нет. Просмотрев данный видеоролик, свидетель согласился с мнением Максименко М.И. о возможности квалифицировать действия Буданцева Э.В. как убийство. После этого свидетель попросил Максименко М.И. переслать данный видеоролик посредством мессенджера «ВотсАп», так как не знал, есть ли это видео в материалах уголовных дел.

Михаил Максименко

После этого между ними состоялся разговор, из которого свидетель сделал вывод, что Максименко М.И. на самом деле интересуют не перспективы расследования совершенного Буданцевым Э.В. преступления, а судьба других лиц, привлеченных к ответственности, а именно Кочуйкова А.Н. и Романова Э.А. В частности, Максименко М.И. интересовали причины, по которым в отношении Кочуйкова А.Н. и Романова Э.А. была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Он не понимал, почему они арестованы, а Буданцев Э.В. находится под домашним арестом. Максименко М.И. считал, что данное решение несправедливо, так как Буданцев Э.В., по его мнению, является фигурой, интересы которой отстаивают сотрудники Управления «М» ФСБ России, поэтому его (Буданцева Э.В.) «отмазывают», а другую сторону в лице Кочуйкова А.Н. и Романова Э.А. – «прессуют». Дрыманов А.А. при этом разговоре в основном молчал, но периодически проявлял согласие с позицией Максименко М.И. Разговор в этот день окончился обещанием свидетеля подробно разобраться с ситуацией по данным делам.

Видео перестрелки Максименко М.И. переслал в ходе разговора. В этот же день свидетель, также воспользовавшись мессенджером «ВотсАп», отправил его Денисову  М.Е. Одновременно он поставил Денисову М.Е. и руководителю отдела процессуального контроля ГСУ СК России по г. Москве Пахомову А.В. задачу доложить свое видение по перспективе расследования в отношении всех фигурантов дел, как по убийству и хулиганству, так и по вымогательству, то есть по Буданцеву Э.В., Кочуйкову А.Н. и Романову Э.А.

04 марта 2016 года (в пятницу перед выходными) Максименко М.И. позвонил свидетелю и попросил приехать к нему в жилище, расположенное на ул. Мироновской г. Москвы. На момент прихода Никандрова Д.В. к Максименко М.И. в квартире последнего находился его заместитель Ламонов А.Н. Они распивали спиртное, свидетель присоединился. Ламонов А.Н. в присутствии Максименко М.И. попросил Никандрова Д.В. поменять следователя по делу. Причину, по которой это следовало сделать, Ламонов А.Н. не пояснял, а тот не поинтересовался. Сам факт того, что данная просьба была высказана Ламоновым А.Н. в присутствии Максименко М.И., свидетель воспринял как их консолидированную позицию по данному вопросу. Они являлись сотрудниками ГУМВиСБ и, безусловно, обладали большей информацией. Свидетеля насторожили указание Ламонова А.Н., о том, что он (Никандров Д.В.) должен поставить его в известность о замене следователя не позднее чем за неделю до принятия данного решения, но ничего уточнять не стал, так как полагал, что Максименко М.И. и Ламонов А.Н. являются сотрудниками подразделения собственной безопасности, в связи с чем у них могли быть свои комбинации и задачи. Ламонов А.Н. сказал, что он намерен после праздников подъехать в ГСУ СК России по г. Москве и еще раз обсудить детали замены следователя.

Денис Никандров

При этом свидетель отметил, что с Максименко М.И. он поддерживал неформальное общение, иногда даже вместе выпивали алкоголь, чего не мог сказать о своих взаимоотношениях с Ламоновым А.Н. Он и Ламонов А.Н. практически не общались между собой, тем более в неформальной обстановке. За период работы в СК России свидетель видел его несколько раз и только в кабинете Максименко М.И. Их общение ограничивалось лишь взаимными приветствиями.

09 марта 2016 года Ламонов А.Н. пришел в кабинет свидетеля в ГСУ СК России по г. Москве в сопровождении Гусева С.Н., с которым он поддерживал приятельские отношения. Разговор свидетеля с Ламоновым А.Н. состоялся в присутствии Гусева С.Н. и в ходе него Ламонов А.Н. напомнил о своей просьбе заменить следователя, расследовавшего уголовное дело в отношении Кочуйкова А.Н. и Романова Э.А. (на тот момент уголовные дела, по которым проходили указанные лица, уже были соединены в одном производстве). Утром того же дня свидетель уже обсудил с Денисовым М.Е. данную возможность, при этом последний сообщил, что он не доволен работой следователя Клинцова А.В., так как тот не справляется с расследованием. Также до визита Ламонова А.Н. свидетель обсудил просьбу последнего с Дрымановым А.А., на что тот дал свое согласие. Заручившись, таким образом, заранее мнениями Денисова М.Е. и Дрыманова А.Н. по данному вопросу, свидетель сообщил Ламонову А.Н. о своем согласии выполнить его просьбу.

В соответствии с просьбой Ламонова А.Н. свидетель обсудил с Денисовым М.Е. кандидатуру следователя, которому следовало поручить дальнейшее расследование уголовного дела, предложив в этом качестве Федутинова И.Н., которого рекомендовали как толкового и грамотного следователя. Денисов М.Е. согласился.

О планируемой замене следователя свидетель сообщил Ламонову А.Н. через Гусева С.Н. 15 марта 2016 года уголовное дело было передано следователю Федутинову И.Н. Перед ним свидетель поставил задачу изучить материалы дела и доложить свое видение перспектив его расследования.

Приблизительно в конце марта 2016 года на очередном совещании, которое свидетель проводил с участием Денисова М.Е., был заслушан его доклад, а также доклады Пахомова А.В. и Федутинова И.Н. по делу. В общих чертах суть их доклада сводилась к следующему: действия Буданцева по первому трупу образуют превышение пределов необходимой обороны, по второму трупу — убийство. В отношении действий Кочуйкова А.Н. и Романова Э.А. также прозвучало общее мнение, что признаков вымогательства в их действиях в ходе расследования не установлено. Данный вывод основывался на том обстоятельстве, что на аудиозаписи общения Кочуйкова А.Н. и Романова Э.А. с потерпевшей по делу Жанной Ким и ее контрагентом Фатимой Мисиковой, предшествовавшего перестрелке, никаких угроз в адрес потерпевшей не зафиксировано.

Помимо упомянутых лиц на совещании присутствовал Тер-Аствацатуров И.С., сотрудник отдела процессуального контроля. От него возражений по существу высказанной другими участниками совещания позиции также не прозвучало. На том же совещании Пахомов А.В. высказал свою позицию относительно квалификации действий Кочуйкова А.Н. и Романова Э.А., суть которой заключалась в том, что их действия следует квалифицировать по статье 330 УК РФ (самоуправство), а не по статье 213 УК РФ (хулиганство). На тот момент свидетель поручил продолжить расследование дела, не изменяя обвинения, предъявленного фигурантам.

О результатах данного совещания, а также мнение Пахомова А.В. о возможности переквалификации обвинения Кочуйкову А.Н. и Романову Э.А. на ст. 330 УК РФ (самоуправство) он доложил Дрыманову А.А.

В конце марта 2016 года в ходе одной из встреч с Максименко М.И., состоявшейся в кафе «Кофемания» по адресу г. Москва, ул. Покровка, д.18/18 стр. 3, последний подробно расспросил свидетеля о расследовании дела в отношении Кочуйкова А.Н. и Романова Э.А., особо интересуясь перспективами квалификации их действий по статье УК РФ о самоуправстве. Максименко М.И. сослался на то, что его знакомый Смычковский Д.Э. настаивает на положительном разрешении данной перспективы, а также на освобождении Кочуйкова А.Н. и Романова Э.А. из-под стражи.

На момент данной беседы он (Никандров Д.В.) уже был знаком со Смычковским Д.Э. О его существовании свидетель узнал при следующих обстоятельствах. В конце 2015 года Никандров Д.Э. неоднократно приходил к Дрыманову А.А. для доклада, однако секретарь говорила, что тот занят, так как у него некий Смычковский. Последний находился у Дрыманова А.А. очень долго, обычно не менее часа, т.к. свидетель через некоторое время опять пытался попасть к Дрыманову, а секретарь снова говорила, что Смычковский еще там. В дальнейшем свидетель поинтересовался у Дрыманова, кто такой Смычковский, на что он ответил, что это друг Максименко М.И.

Знакомство свидетеля со Смычковским Д.Э. состоялось 15 января 2016 года в кабинете у Синяговского С.В., когда отмечали день образования СК России. Помимо Смычковского Д.Э. в кабинете Синяговского С.В. также присутствовали Ярош С.М., Гусев С.Н. и представители других правоохранительных органов. Периодически в кабинет Синяговского С.В. заходил Гатаулин Р.А.

Возвращаясь к встрече с Максименко М.И. в кафе «Кофемания», свидетель показал, что Максименко М.И. помимо прочего рассказал, что Смычковский Д.Э. помимо него (Максименко М.И.) обращался с просьбой о содействии в освобождении из-под стражи Кочуйкова А.Н. и Романова Э.А. к Дрыманову А.А. На это свидетель сообщил Максименко М.И. мнение его подчиненных относительно возможности переквалификации обвинения, предъявленного по делу Кочуйкову А.Н. и Романову Э.А., на ст. 330 УК РФ. При этом он высказался, что постановка данного вопроса на настоящем этапе расследования преждевременна и он не хотел бы этого делать, даже если в их действиях реально присутствует только состав самоуправства, а не хулиганства, как это следовало из доклада сотрудников.

К тому же подобное решение вполне может быть принято в ходе рассмотрения уголовного дела в суде. Максименко М.И., почувствовав его нежелание переквалифицировать действия Кочуйкова А.Н. и Романова Э.А., предложил рассмотреть вопрос о передаче дела в СУ по ЦАО. Дословно это прозвучало примерно так: «Хорошо бы дело скинуть Крамару». Как понял свидетель, тот имел в виду Крамаренко А.И. – руководителя СУ по ЦАО ГСУ СК России по г. Москве. Со слов Максименко, Смычковский давно знает Крамаренко, плотно с ним общается. Тут же Максименко сообщил, что Крамаренко жаловался Смычковскому, что аппарат ГСУ, курирующий расследование уголовных дел о преступлениях экономической направленности, так «закрутил гайки», что «Крамар» (Крамаренко) ничего не может заработать, а у него много недвижимости и нет денег платить налоги.

В итоге разговора Максименко М.И. попросил передать дело в СУ по ЦАО ГСУ СК России по г. Москве, которое на тот момент возглавлял Крамаренко А.И., заметив, что Смычковский с Крамаренко обо всем договорится, а Крамаренко за материальное вознаграждение подпишет любой документ, в котором возникнет необходимость. Свидетель ответил, что в данный момент возможность передачи уголовного дела в СУ по ЦАО проблематична.

Далее в ходе разговора Максименко М.И. поподробнее рассказал о Смычковском Д.Э., который являлся его (Максименко М.И.) сослуживцем и одноклассником Синяговского С.В. Со слов Максименко М.И., Смычковский Д.Э. упросил его оставить Синяговского С.В. в ГСУ СК России по г. Москве после комплексной проверки Главным организационно-инспекторским управлением СК России в феврале 2015 года, по результатам которой было принято решение о несоответствии Синяговского С.В. занимаемой должности. В порядке исполнения данной просьбы Максименко М.И. не только избавил Синяговского от увольнения, но даже от взыскания, а в дальнейшем рекомендовал его в федеральный кадровый резерв.

В течение недели после этого разговора с Максименко М.И. у Дрыманова А.А. опять появился Смычковский Д.Э. Об этом свидетель узнал от секретаря Дрыманова А.А., когда в очередной раз пытался попасть к нему на прием. Он не стал им мешать и вернулся в свой кабинет. Неожиданно к свидетелю зашел Дрыманов А.А., что само по себе бывало крайне редко. Дрыманов А.А. сказал, что у него Смычковский — друг Максименко М.И., который интересуется, возможно ли передать дело в отношении Кочуйкова и Романова в ЦАО, к Крамаренко. Дрыманов А.А. заверил, что, как он узнал от Смычковского Д.Э., Крамаренко сам переквалифицирует действия Кочуйкова А.Н. и Романова Э.А. на самоуправство, они признают вину, им поменяют меру пресечения на не связанную с заключением под стражу, и быстро, без лишнего шума, направят их уголовное дело в суд в особом порядке. Дрыманов А.А. сообщил, что Смычковский Д.Э. готов заплатить за это 1 миллион долларов США. Свидетель ответил, что передать дело сложно, но Дрыманов А.А. попросил что-нибудь придумать».

Смычковский
Смычковский

Источник: Русский криминал

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: