Расставили сети на крупную коррупционную «рыбу»

Что кроется за задержанием вице-мэра Краснодара в связи с коррупционным скандалом.

Обыски, проводимые силовиками в кабинетах руководителей администрации Краснодара, были не очень славной традицией для «эффективной команды» предыдущего мэра кубанской столицы Евгения Первышова, недавно ставшего депутатом Госдумы. Новая горадминистрация пришедшего ему на смену Андрея Алексеенко, побила коррупционный «рекорд» своих предшественников: первый обыск в кабинете призванного на службу чуть более месяца назад — 27 октября — вице-мэра Кирилла Мавриди прошел в пятницу 3 декабря. После обыска люди в балаклавах вывели вице-мэра из здания администрации в наручниках. Мавриди отвезли на «собеседование» в Следственный Комитет. Мавриди обвиняется в получение взятки. Подробности далее в расследовании.

Расставили сети на крупную коррупционную «рыбу»
Андрей Алексеенко

Кирилл Павлович Мавриди уже не первый год  человек  команды Алексеенко. Их служебно-дружеские отношения начались во времена работы обоих в администрации Туапсинского района. Когда Алексеенко был замом главы района, Мавриди курировал экономические и финансовые вопросы, реализацию национальных проектов и инвестиционное развитие муниципального образования.  В 2015-м Андрей Алексеенко перешел работать в краевую администрацию. Став первым вице-губернатором края, он поспособствовал тому, чтобы в 2016-м первым замом  туапсинского районного руководителя был назначен именно Кирилл Мавриди.  

Все шесть лет нахождения на вице-губернаторском посту Алексеенко оставался негласным куратором родного Туапсинского района. Подобрав «под себя», в том числе, и нового главу района – своего однополчанина В.В. Мазнинова. При котором район стал практически постоянным «героем» не только местной блогосферы, но и  репортажей центрального телевидения.   Весьма специфичными оказались темы журналистских расследований по деятельности Мазнинова: распил земель лесного фонда и зон подтоплений, торговля землями, находящимися в ведении профсоюзов, незаконная вырубка и вывоз леса, срыв подготовки школ к новому учебному году, непринятие мер по минимизации последствий ЧС, приведших к человеческим жертвам во время наводнения лета этого года и т. п. Но, благодаря высокой протекции, Мазнинову и прочим туапсинским подшефным товарищам вице-губернатора все сходило с рук.

Расставили сети на крупную коррупционную «рыбу»
Виталий Мазнинов

По словам источника, Мавриди все эти годы также находился «под крылом» Алексеенко. Который в итоге подтянул данный ценный кадр к работе «на благо всей Кубани», — 2018-го по 2019-й Мавриди работал заместителем министра курортов, туризма и олимпийского наследия Краснодарского края. С августа 2019 года занимал должность заместителя руководителя департамента строительства Краснодарского края, затем был назначен первым заместителем руководителя департамента.

27 октября на внеочередной сессии краснодарской Городской Думы депутаты утвердили Мавриди в должности заместителя главы города. Сам Алексеенко был назначен и.о. краснодарского главы  21 октября. В октябре вице-губернатор края по внутренней политике Игорь Чагаев,  еще только начинал шапито, под названием «демократические выборы нового мэра кубанской столицы». Состав кордебалета из «дублеров», призванный достойно проиграть будущему победителю насчитывал два десятки каких-то мутных соискателей.

Мудрые кубанские политологи, способные объяснить любую дурь краевой власти, кинулись «гадать»: а кто же станет мэром? Хотя результат уже тогда был более чем очевиден. Тот факт, что с подачи «всего-то» на тот момент и.о. мэра Алексеенко  Кирилл Павлович Мавриди был уже назначен замом главы, как раз и свидетельствовал о том, что команду под себя подбирает именно будущий победитель выборов.

За всей этой суетой с организацией видимости демократии и Чагаев, и сам Алексеенко, «забыли» пробить кандидатуру Мавриди у силовиков. Много интересного могли бы узнать.  Но, похоже, Андрей Алексеенко, так и не смог осознать, что полномочия первого вице-губернатора края и полномочия всего лишь мэра Краснодара, — это две большие разницы. И вариант назначения своих друзей по принципу «как я сказал, так и будет», не всегда оказывается удачным.

Расставили сети на крупную коррупционную «рыбу»
Кирилл Мавриди

Сейчас очевидно, что силовики начали отслеживать коррупционные связи Мавриди задолго до его назначения вице-мэром. Поводом для начала работы послужили некие оперативные данные, посредством которых вышли на   руководителя  Государственного казенного учреждения «Главного управления строительства Краснодарского края  Дмитрия Евгеньевича Яцуляка. Яцулюка тоже можно отнести к туапсинской команде Алексеенко. В свое время он был начальником отдела капитального строительства  администрации Туапсинского района (отсюда и «дружба»). А перед переходим на работу в край, руководил управлением капстроительства города Сочи.

Самого Яцелюка «вдруг прозревшим» никак не назовешь. Как раз наоборот. Это – типичный представитель, сколоченного Алексеенко «туапсинского клана».  Работая в Туапсе, он, к примеру, подписывал документы по финансированию ликвидации  в районе последствий наводнений 2018-го года. Общественники, которые были удивлены проставленными в бумагах объемам, выяснили, что были они завышены на более чем 130 миллионов рублей.  

Сейчас Яцелюк попался на организации поставок «подарков» вышестоящим товарищам из Сочи. И по факту, у него не было выбора, кроме как начать сотрудничать со следствием. Примечательно, что, узнав о таком «предательстве» Яценюка, со службы тут же уволили. Сейчас он вернулся в свой дом и к своим ларькам в туапсинском поселке Агой, без малейшего шанса вновь стать в Краснодарском крае руководителем хоть чего-нибудь.

И это еще один повод удивиться: если Яцелюка уволили за несколько недель до увода Мавриди в наручниках из здания Краснодарской мэрии, то почему в конце октября не притормозили назначение Мавриди вице-мэром до выяснения всех криминальных обстоятельств этой истории?  

Конечно, обозначенная «сочинская» взятка в 500 тысяч рублей для чиновников, под чьим контролем десятки миллиардов рублей, выглядит слабоватой. И очень вероятен вариант, что данный эпизод – лишь первая ласточка. Очевидно также, что Мавриди в этой коррупционной цепочке, — не единственный конечный потребитель взяточных благ. Велик шанс, что следствие определит роли и куда более крупной коррупционной «рыбы». Ведь, зачастую, Мавриди в этих «подарочных» схемах был не более чем посредником, передавая конечным «потребителям» эксклюзивные охотничьи ружья, дорогие спиртные напитки, иные дорогие презенты. Данный поток шел из Сочи, где у Яцелюка оставались доверительные связи, и где участники взяточного потока  особо  не опасались.

 По нашей информации презенты для чиновников передавали, в том числе, и сочинские застройщики. В ведении этих чиновников находилось распределение «жирных», часто миллиардных, заказов, и они способствовали победе «своих» на торгах.  С руководителями «сделавшими подарки» силовики сейчас также проводят «беседы». Кто-то говорит о том, что их вынуждали делать коррупционное «спасибо». Но есть и «подарочники», которые по ходу бесед, сбиваются на пафос. Фразы типа: «Эти руководители замечательные люди все делают для блага родной Кубани», — по отношению к чиновникам, принимающим взятки удивляют.  

Начало активной фазы работы СК до данному делу интересна и другим. Насколько уменьшился сейчас административный ресурс еще недавно всесильного первого вице-губернатора Краснодарского края Андрея Анатольевича Алексеенко?  Означают ли «кандалы Мавриди» то, что мэр Краснодара Алексеенко, лишившись вице-губернаторского ресурса, перестал быть «гарантом спокойной жизни» для своих подшефных коллег?  

И другой вопрос:  насколько хорошо знал Алексеенко теневую сторону деятельности Мавриди? Доверие, понятно, между ними было, но на чем оно основывалось?  Даже из той информации, что стала известна, можно предположить, что Андрей Алексеенко, сам охотник, член своеобразного «охотничьего туапсинского клуба», персонажи которого проводили дружеские встречи на даче одного товарища в поселке Шаумян Туапсинского района, мог быть в курсе, кто из высокопоставленных охотников, получал от Мавриди те самые эксклюзивные охотничьи ружья.

Ответ на все вопрос  сможет дать  расследование уголовного дела. И тут главный вопрос: Кирилл Мавриди – это конечный субъект  данного расследования или только первая ласточка? Дадут ли краевые «верхи» разворачиваться скандальной истории? Пост вице-мэра Краснодара, по краевой табели о рангах, в общем-то, мало что значащая чиновничья  мелочевка. Интересно другое: каковы будут последствия откровенных бесед Мавриди со следователями?

Источник: Русский криминал

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: