Почему Глушинский — крайний?

Компания Евгения Ройтмана при попустительстве силовиков «тащит» госденьги

Медиа-ресурсы захлестнул вал публикаций, посвящённых борьбе с коррупцией и хищениями бюджетных средств (распилами, откатами, заносами). Они выявляются практически во всех отраслях экономики и осуществляются по разным, постоянно совершенствующимся, криминальным схемам. Но, как выясняет редакция, имеют место различные способы перекладывания государственных денег в частные карманы как бы «законным» путём.

Дело Валерия Глушинского

В октябре 2018 года в «Центральном научно-исследовательском институте «Циклон», входящем в холдинг «Росэлектроника» (который, в свою очередь, входит, в возглавляемую Сергеем Чемезовым госкорпорацию «Ростех»), случилось ЧП. Исполняющий обязанности генерального директора Валерий Глушинский был арестован по санкции Мещанского суда Москвы. Сотрудники ФСБ инкриминировали ему мошенничество и превышение полномочий при выполнении госконтракта.

Обвинение о несостоявшемся проекте по производству матриц для отечественных тепловизоров, по всей видимости, связано с тем, что средства, выделенные на гособоронзаказ, достались офшорной фирме и «утекли» за рубеж. Партнёром «Циклона» стала компания «Фотоэлектронные приборы». Половина её досталась «Циклону», который внёс в уставной капитал организации право пользования своим имуществом на сумму почти 400 млн. рублей, а другую половину получила зарегистрированная в офшорной зоне на Кипре компания Rayfast Investments. Гендиректором «Фотоэлектронных приборов», вывод денег через которые в оффшор «Rayfast Investments», по данным СМИ, осуществлял Глушинский, видимо, был сын Виктора Тарасова, бывшего руководителя «Циклона», Александр Тарасов. К фигуре его отца редакция ещё вернётся.

Когда в мае 2020 года уголовное дело поступило в Таганский суд  Москвы, Фемида отказалась рассматривать его по существу и вернула прокурору «для устранения нарушений». В этом же сообщении ТАСС отмечалось, что Валерий Глушинский обвиняется по двум эпизодам ст. 159 ч. 4 УК РФ (мошенничество в особо крупном размере), а также по ст. 201 УК РФ (злоупотребление полномочиями). На сайте Таганского суда редакция обнаружила, что за Глушинским тянутся не два, а три эпизода ст. 159 ч. 4 УК РФ.

Неужели следствию, наконец-то, стала известна информация о махинациях Валерия Глушинского, Виктора Тарасова и Евгения Ройтмана с компанией под названием ТОПЭ («Технологии органической и печатной электроники»)? Пока об этом неизвестно. Но, если предположить, что это так, то стоит вспомнить о том, кто придумывает на раз-два грандиозные финансовые авантюры, откровенно попахивающие жульничеством и надувательством. И если ранее «жертвами» этих афер становились, в основном, бизнесмены и прочие добропорядочные граждане, то сейчас объектом покушения стала, по сути, госкомпания и средства федерального бюджета, выделяемые для выполнения гособоронзаказа.

Бумажки на 8 миллионов долларов

В июле 2010 года ЦНИИ «Циклон» создал дочернее предприятие ООО «Технологии органической и печатной электроники» (ТОПЭ). А в 2014 году вторым учредителем ТОПЭ с долей 49.5% стало ООО «Машинтер», принадлежащее скандально известному гражданину одного из ближневосточных государств (паспортные данные у нас имеются) Евгению Ройтману. Уставный капитал этого совместного предприятия составил 581,5 млн. руб., а производить оно обещало микродисплеи для армии, под чем подразумевался, весьма вероятно, гособоронзаказ.

Ройтман начал PR-компанию своей персоны в привязке к «Ростеху» и в СМИ появились сообщения, что он «инвестировал» в ТОПЭ около 8 млн. долларов. Одновременно директором ТОПЭ стал бывший с декабря 2015 по май 2016 года исполняющий обязанности генерального директора «Циклона» Валерий Глушинский. Тот самый Глушинский, арестованный по обвинению в мошенничестве и превышении полномочий при выполнении госконтракта, о котором мы писали в начале нашего повествования.

В июне 2017 года «Машинтер» вышел из состава учредителей ТОПЭ, а 9 октября 2019 года подал иск в Арбитражный суд Москвы о взыскании с  ТОПЭ «действительной» стоимости доли участника общества в сумме 284 362 155 руб.

Всё вроде бы по закону, только «Машинтер» и его хозяин Евгений Ройтман никаких 8 млн. баксов в уставной капитал ТОПЭ не вносили, а их 49,5% были внесены в виде некого пакета документов, составляющих «интеллектуальную собственность». В общем, тема, хорошо знакомая читателям редакции по различным «схематозам»…

В списке патентов, принадлежащих компании «Машинтер», а также самому Евгению Ройтману, нет ничего, хотя бы отдалённо напоминающего сферу производства микродисплеев. Тем более, нет того, что могло бы реально тянуть на многомиллионную долларовую оценку «интеллектуальной собственности».

То есть, по результатам нашего журналистского расследования обнаруживается следующее. Предприятие, акции которого полностью принадлежат государству, создало с частной фирмой совместное ООО, уставный капитал которого сформирован по-хитрому. Доля госструктуры вносится деньгами, а доля непонятной частной лавочки — в виде т.н. «интеллектуальной собственности», то бишь, некой стопки бумаг или какого-то количества мегабайт, в которых она расписана.

Никаких требований к этой самой «интелсобственности», кроме того, что она подлежит т.н. «независимой» оценке, формально не предусмотрено. Никакие патенты, опытные образцы, ноу-хау и тому подобное совершенно не требуются. «Оценивались» лишь некие бумаги и/или мегабайты. Зато цена всего этого «чуда» оформлена вполне реальной долей в совместном с государством предприятии. Одновременно на всю страну пиар-компания вещала в дорогостоящих СМИ о «заманчивых перспективах», «прорывном проекте», без которого обороноспособность РФ ну прямо-таки загнётся.

Созданная ООО-шка получила помещения, оборудование, сотрудников, бюджетное финансирование благодаря своему «Циклону». Но вот незадача, почему-то анонсированный продукт никак не создавался, несмотря на все тепличные условия. Скорее всего, ройтмановский «Машинтер» предвидел невозможность получения новых государственных траншей на «чудесный» совместный прожект, поэтому поспешил выйти из состава учредителей, чтобы в придачу отсудить в виде живых денег свою долю «интеллектуальной собственности». Выходит, что частные «интеллектуальные» права, которые, вероятно, на поверку ничего не стоят, могут трансформироваться во вполне реальные и осязаемые дензнаки, которые достанутся Евгению Ройтману «именем РФ». Ловкость манипуляций – и никакого мошенничества?

Многострадальная экспертиза

Судебные разбирательства по делу номер А40-264587/19-138-2227 продолжались долго.

В августе 2020 года Арбитражный суд Москвы назначил экспертизу, поставив перед экспертами Юридического центра «Правовая экспертиза» следующий вопрос:

«Какова действительная стоимость доли в уставном капитале ООО «ТОПЭ» в размере 49.5 % уставного капитала по состоянию на 31.12.2018 года».

Источник: Компромат-Урал

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: