«Нашу Грету» в Италии ждут партнеры по Роснано и шикарная вилла

Как Анатолий Чубайс вытаскивал из уголовного дела себя и трех друзей.

В 2020 году ТАСС объявил, будто Следственный комитет России (СКР) прекратил уголовное дело против бывшего гендиректора «Роснано» Леонида Меламеда и экс-финансового директора компании Святослава Понурова за истечением сроков давности «по нереабилитирующим основаниям». Они проходили по делу о растрате более 220 млн руб. (ч. 4 ст. 160 УК РФ). Адвокат Александр Аснис, представлявший интересы корпорации «Роснано» в уголовном деле ее бывшего главы Леонида Меламеда, заявил тогда, что не может подтвердить или опровергнуть информацию о прекращении уголовного дела.

«Нашу Грету» в Италии ждут партнеры по Роснано и шикарная вилла
Леонид Меламед

Источники рассказали, что информация ТАСС не соответствовала действительности. Дело не закрыто, формально до сих идёт расследование. Адвокаты действительно имели возможность его закрыть по нереабилитирующим основаниям. Но возникла серьезная проблема. Леонид Меламед в самом начале расследования, с испуга, перечислил на депозитный счёт более 200 млн рублей на покрытие ущерба. И в случае закрытие дела по «нереабилитируюшим» он просто их потеряет. А Маламед надеется обойтись «малой кровью», добиться прекращения дела «за отсутствием состава» и вернуть свои 200 млн.

Наш источник рассказал о том: что привело к возбуждению дела; какой был расклад сил тогда и какой он сейчас в ближайшем окружении Анатолия Чубайса; где его ждет шикарная вилла и кто будет его соседями; как с криминальной историей с РОСНАНО бы связан банкир, бывший топ-менеджер «Смоленского банка» Михаил Яхонтов, которого убили вместе с семьей на прошлой неделе.

По словам собеседника, Мелaмед Л.Б. и Уринсон Я.М. всегда были соперниками, и во времена РАО «ЕЭС России» и во времена ГК «Роснанотех».

Уринсон Я.М. – настоящий профессор и самый преданный человек Чубайса А.Б.

Меламед Л.Б. – жесткий бизнесмен, между дружбой и деньгами всегда выбирает деньги, но именно за это его особо ценит Чубайс.

В 2008 году Уринсон закрывал РАО «ЕЭС «России», а Меламед грел место в РОСНАНО.

Меламед очень много сделал для становления РОСНАНО – собрал абсолютно новую, не связанную с энергетикой, команду инвестиционных менеджеров, по сути он запустил проект.

Нужно помнить, что за спиной у Меламеда всегда стоял Алемар (это и банк и инвестиционная группа). Поэтому и управление РОСНАНО Меламед выстраивал с прицелом на будущий уход в Алемар:

Во-первых, финансовым директором РОСНАНО стал выходец из Алемара – Святослав Понуров, во вторых Алемар стал и инвестиционным и финансовым консультантом РОСНАНО.

Результатом консультирования в инвестиционой сфере стало уголовное дело в отношении Малышева (находится в международном розыске, бывший заместитель председателя правления РОСНАНО) — Понурова-Меламеда.

Про финансовое консультирование стоит рассказать подробнее.

По словам источника, РОСНАНО образца 2009 года: Уринсон и Меламед. Первый только пришел, второй – уже ушел, но все приготовил для дальнейшей жизни в частном бизнесе. Алемар по задумке Меламеда и его правой руки Журбы должен был стать опорным банком РОСНАНО – для это вся нормативная база была создана и написана под него. Требования к банкам, осуществляющим банковское обслуживание проектных компаний и РОСНАНО, писались прямо под Алемар и сильно отличались от Постановления Правительства РФ от 28.02.2008 №127 – банку нужно было иметь кредитный рейтинг российских рейтинговых агентств: таких как Русрейтинг или Эксперт РА.

Накачать Алемар деньгами РОСНАНО и быстро продать – вот такая задача стояла перед Меламедом, Журбой и Понуровым.

Но случилось непредвиденное – Понуров быстро раскусил планы и не спешил их реализовывать. По сути он проигнорировал намеки патрона, за что в дальнейшем и поплатился (несмотря на невиновность Понурова) адвокаты Роснанотех не стали его защищать.

Уринсон относился к Медамеду с огромной ревностью, будучи человеком опытным – он понимал риски связанные с бизнесом во имя Меламеда.

В итоге, с приходом Уринсона – бизнес Алемара в РОСНАНО стал хиреть, банк Меламеда целеустремленно выдавливали отовсюду.

Меламед жаловался Чубайсу, но тот не спешил конфликтовать с Уринсоном, более того конфликт двух его соратников  был ему сильно не по душе.

И в этот момент родился третий центр силы – Киселев Олег. Он был заместителем председателя правления ОАО «Роснано», и членом правления Фонда инфраструктурных и образовательных программ. С февраля 2014 года занимал пост заместителя предправления УК «Роснано», руководителя «инвестиционного дивизиона К» и члена правления управляющей компании.

«Нашу Грету» в Италии ждут партнеры по Роснано и шикарная вилла
Олег Киселев

Киселев, никогда ни с кем в открытую не конфликтовал, он все конфликты устраивал чужими руками.

Поняв, что банковский бизнес не принесет пользы РОСНАНО, Меламед меняет тактику: он пытает поменять Понурова и сильно интригует против Уринсона. Тактическим союзником Меламеда становятся Киселев.

В 2009 – 2010 Журба, по поручению Меламеда вступает в переговоры с банком Смоленским. Предмет – очень простой: мы вас вводим в РОСНАНО, накачиваем деньгами, и вы купите Алемар, а там сочтемся. Переговоры от Смоленского банка вел Яхонтов, убитый в октябре этого года. Далее Роснанотех заключает договор с банком Смоленским, при этом решение о заключении принималось на самом высоком верху!

Понурова «уходят» из финансовых директоров, что вроде бы победа Меламеда. Но  новым финансовым директором становится Горьков — человек Уринсона.

«Нашу Грету» в Италии ждут партнеры по Роснано и шикарная вилла
Яков Уринсон

Ничья и конфликт тлеет. Более того, бизнес Смоленского банка не поддерживается Уринсоном, ни одна из проектных компаний так и не перешла к нему на обслуживание.

Чубайс проявляет неудовольствие — он пытается убрать Горькова, но Уринсон жестко его защищает.

В 2010 году конфликт разрешается очень просто — кураторство финансов от Уринсона переходит к Киселеву, а руководство Инвестиционной комиссией переходит от Меламеда также к Киселеву.

Меламед с 2015 по 2018 год содержался под домашним арестом, Понуров был заключен под стражу (и впоследствии также переведен под домашний арест), еще один обвиняемый — заместитель Меламеда Андрей Малышев — уехал в Великобританию и был объявлен в розыск.

Следствие считало, что вскоре после своего основания в 2008 году «Роснано» под руководством Меламеда решило привлечь инвестиционного консультанта для отбора наиболее перспективных проектов для финансирования. В качестве консультанта по результатам тендера привлекли корпорацию «Алемар», которую, по версии СКР, контролировал сам Меламед. На услуги «Алемара» из бюджета было выделено 220 млн руб., которые, по версии следствия, в действительности были выведены в пользу Меламеда.

В 2017 году следствие по делу завершилось, но заместитель генпрокурора Виктор Гринь отказался утверждать обвинительное заключение, объяснив это «грубейшими нарушениями положений уголовно-процессуального законодательства». Глава надзорного ведомства Юрий Чайка в тот же день отменил это решение, и дело было направлено в суд.

На одном из заседаний суда был допрошен действующий председатель правления «Роснано» Анатолий Чубайс, который вступился за Меламеда. Чубайс рассказал, что решение привлечь инвестконсультанта принял не Меламед, а он сам, когда сменил Меламеда в должности. Условия тендера были «полностью прозрачными, законными и честными», и победа «Алемара» была справедливой, рассказал глава «Роснано». Меламед был вице-президентом «Алемара» (при этом у него не было доли в компании), и руководство «Роснано» обращало внимание на возможный конфликт интересов, однако после обсуждения члены правления пришли к выводу, что сделка корректна, говорил Чубайс. По его словам, контракт с «Алемаром» не привел к растрате бюджетных средств «Роснано» и, более того, помог госкорпорации сэкономить порядка 10 млрд руб. и заработать существенную сумму благодаря тщательному отбору проектов для финансирования.

Вскоре после выступления Чубайса в конце 2017 года суд решил вернуть дело в прокуратуру для устранения нарушений, Меламед и Понуров были освобождены.

Представьте себе ситуацию, в которой оказался адвокат Александр Аснис — друг одновременно и Уринсона, и Киселева, и Меламеда.

Имея почти 200 млн от Роснано в год и неограниченный административный ресурс, заигрывая со следствием, он умудрился вывести из под удара всех троих и самого Анатолия Чубайса.

Как рассказал источник, тактика очень простая:

1. На первом этапе адвокаты с помощью Чубайса предлагают фигурантам дела уехать — в командировку или на лечение или ещё куда-нибудь, типа посиди и  отдохни.

Такая ситуация пиарится как то, что Чубайс своих не сдает, защищает, «мы — одна команда и т.д.

2. На самом деле — это ловушка. В глазах следствия — уехавший является точно виноватым.

Так уехали и не вернулись Журба, Малышев.

Уехали и вопреки всему вернулись — Горьков и Понуров

3. Защита плотно опекает всех участников процесса, создавая иллюзию защиты. На самом деле адвокаты защищают только Чубайса и троих топов.

В результате у Меламеда вышли сроки по уголовному делу, а у Малышева и Журба сроки ещё не начались, поскольку они находятся в розыске.

Кстати, Аснис до сих пор ведёт это дело по контракту с Роснано.

Говорят, что это было важным договорняком между Куликовым *нынешний руководитель РОСНАНО) и Чубайсом при одобрении Шувалова.

Раньше Чубайс активно помогал фигурантам дела, уехавшим из России, этим вопросом в Роснано занимался Киселев. Но после ухода Чубайса из Роснано помощь прекратилось, Анатолий Борисович делает вид, что никому ничего теперь не должен

А Киселев и Рапопорт Ирина (экс-руководитель «Роснано капитал») уехали в Италию — там три виллы, одна ждёт российскую Грету (так в шутку в близком окружении называют Чубайса из-за его нынешней деятельности – он занимается проблемами изменения климата).

Источник: Русский криминал

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: