«Мы верим в обман»

Как международные хакеры давали взятку для СКР.

Как стало известно, потерпевшим по делу в отношении  руководителя следственного отдела по Тверскому району ГСУ СКР по Москве Марата Тамбиева является Марк Бергман — один из главных фигурантов расследования о хакерской группировке The Infraud Organization (именовала себя «Министерство мошеннических дел» и избрала девизом «In Fraud We Trust» — «Мы верим в обман»). За сумму в 1 млн долларов адвокат Бергмана Роман Мейер обещал решить ряд вопросов с правоохранительными органами, а конечными получателями денег называл начальника ГСУ СКР по Москве ГСУ СКР по Москве Андрея Стрижова и прокурора Москвы Дениса Попова.

При этом сам Мейер, человек который неоднократно менял фамилию и все его знали, как бывшего сотрудника Шестой Службы ФСБ РФ. Мейер не просто адвокат, но и партнер Бергмана в деловых вопросах. Они владеют различными объектами на Северном Кавказе, которые могли быть приобретены на средства от хакерской деятельности. Также Мейер брался порешать вопрос с Управлением К МВД РФ, занимающимся оперативным сопровождением по делу.

Мы верим в обман
Марат Тамбиев

Как выяснилось, главный герой истории с задержанием руководителя следственного отдела по Тверскому району ГСУ СКР по Москве Марата Тамбиева адвокат Роман Мейер ранее носил фамилию Ковалев и являлся адвокатом в КЧР. Однако, потом он поменял фамилию на Мейер и стал уже адвокатом в Московской области. Деньги якобы для Тамбиева он брал у своих клиентов – Марка и Константина Бергманов – обвиняемых по делу хакерской группировки  The Infraud Organization. Это не просто клиенты Мейера, но и его партнеры по бизнесу, который адвокат ведет через своих родственников Наиду Ковалеву и Елену Ван Мейер.

Еще одним их партнером является Надим Аливердиев, который есть в показаниях Романа Мейера, как человек который и принес деньги для взятки. Это очень разветвленный бизнес, в частности через ООО «БИЭМСИДЖИ РУС» партнеры владеют в КЧР ООО «Горные курорты Кавказа», ООО «ГСК Архыз и множеством других структур. Есть все основания полагать, что на их покупку шли средства, вырученные от хакерской деятельности.  

Мы верим в обман

Исходя из материалов, Мейер вымогал со своих доверителей- Марка Бергмана и Константина Бергмана достаточно крупные суммы за «решение» их вопросов:

— 1 млн.$ США — для передачи начальнику ГСУ СК России по г.Москве Стрижову и прокурору города Москвы Попову с целью утверждения досудебного соглашения и обеспечения наказания в виде лишения свободы условно;

— и как раз те самые 26 млн. рублей за не наложение ареста органом предварительного расследования на имущество фирмы доверителей Мейера.

— отдельно шли переговоры о решение вопросов (за дополнительную плату) с Управлением К МВД РФ.

Мы верим в обман

Такой обширный спектр услуг Мейер предлагал не случайно. Все его знали, как бывшего сотрудника Шестой службы ФСБ РФ. В жизни он неоднократно менял фамилию. В частности, до Мейера был Ковалевым. А как его звали при рождении никто толком не знает. По крайне мере у его близких родственников кавказские имена и отчества.

Мы верим в обман

Бергманы, которых уже основательно «выпотрошили» ранее,  обратились с заявлением в ФСБ РФ.   

В результате, все разговоры адвоката со своими доверителями записывались спецслужбой.

Таких разговоров много. При этом, что интересно, разговоров Тамбиева с требованием передать ему какое-то вознаграждение в материалах не имеется. Также как и записей о том, что он что-то кому-то обещает или предлагает решить в рамках упомянутого дела. Исходя из содержания аудиозаписей складывается впечатление, что Мейер был совсем не посредником в данной схеме, а организатором и идейным вдохновителем.

Что происходит далее: в момент получения денег Мейера ловят с поличным. В документах так и значится: противоправная деятельность Мейера была пресечена сотрудниками спецслужб. И тут мы видим интересный поворот:

«Во время допроса Мейер заявляет (предварительно несколько раз поменяв показания для чего он брал эти деньги у своего доверителя), что ЕЩЕ ДО получения 26 млн., он осознал противоправный характер всего происходящего, и не желая быть участником этих действий, он добровольно написал и оформил явку. Конечно, это все притянуто за уши. Это он сделал уже ПОСЛЕ задержания. С целью уклониться от уголовной ответственности, он сам предложил эту версию — давайте я сейчас их [деньги] дальше понесу и отскочу по примечанию. Ну конечно же расчет 100% был такой. «Не желая быть участником…» – в данном случае не пройдет, т.к. он уже стал участником и в его действиях есть оконченный состав».

Согласно материалам, хронология событий выглядит следующим образом.  Мейер взял у своего доверителя за «решение» определенного вопроса (вернемся к этому в следующий раз) 26 млн и в итоге был задержан 23.03 с поличным. Однако несмотря на это, уголовное дело ни 23 марта, ни 24 возбуждено не было.

Чтобы отвести удар от себя, Мейер начал откровенно торговаться, предлагая сдать высокопоставленного получателя денег.  При этом он выдвигал разные версии. В частности, заявлял, что брал 26 млн для передачи начальнику ГСУ СК по Москве Стрижову, потом для передачи прокурору Москвы Попову. Однако, поучаствовать в оперативном эксперименте для задержания данных руководителей он не мог- не знал их и на порог бы его не пустили.  В результате Мейер остановился на версии с Тамбиевым, с которым был знаком много лет.

Удалось побеседовать с адвокатом Тамбиева Рустамом Габдулиным, который рассказал интересные подробности из биографии Мейера и не опроверг, а значит, можем считать, что подтвердил, достоверность упомянутых выше материалов.

«История громких задержаний последних лет говорит о том, что так называемые заявители либо посредники в получении незаконных вознаграждений, часто сами оказываются провокаторами и мошенниками. Таких лиц часто отличает регулярная смена персональных данных, засвеченность в различных коррупционных скандалах, а также желание извлечь материальную выгоду из любой ситуации.

Что имеет место быть в том деле, где я являюсь защитником:

По нашей информации заявитель Мейер ранее участвовал в сомнительных схемах, выходя из этих ситуаций «сухим из воды». Также нам известно, что он неоднократно менял свои ФИО. Наше уголовное дело выглядит, как очередная серия его отработанных действий. Так это или нет покажут объективные доказательства, которые будут собирать как следствие, так и сторона защиты, а также ряд конкретных фактов, которые, я уверен, по истечении времени станут известны широкому кругу лиц и сторонам процесса.» — адвокат Габдулин Р.Р.

Мы верим в обман

Источник: Русский криминал

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: