«Мелькнуло лезвие, вскоре лицо залилось кровью»

Мафия атаковала журналиста. Вскоре «авторитет» убрал киллер.

Как Отари Квантришвили и его подручные «разбирались»  с неугодными.

Эпоха 90-х не щадила никого. Репортеры – не исключение. Но в спортивной журналистике случай по-своему уникальный. Никогда прежде не «наезжали» на людей, казалось, абсолютно мирного направления – освещения событий на аренах, площадках, стадионах…

Наш коллега буквально «достал» своими острыми, критическими публикациями не только чиновников, но и примкнувших к ним мафиози. Острее его заметок, статей – только их ножи и бритвы.

Мелькнуло лезвие, вскоре лицо залилось кровью
Могила Отари Квантришвили

Публикуем вторую часть расследования о нападении, подробности которого предоставил известный спортивный журналист, автор книг о футболе Алексей Матвеев       

КРОВЬ РЕКОЙ

Метро «Савеловская. Народ на работу спешит. Вдруг слышу гулкие шаги за спиной. Невольно обернулся. Смотрю, пацаны бегут. Оказалось, за мной. Боялись, видимо, упустить шанс поквитаться с журналистом, постфактум догадался. Хотя вокруг, да буквально рядом со мной, народу пруд пруди, не протолкнуться. Разве могли напасть, не дай бог, убить, или покалечить? Не зарежут, и не застрелят же на глазах многочисленных свидетелей.

— Извините, вы Матвеев? – вежливо обратились незнакомцы.

С трудом соображал после бессонной ночи. Реакция замедленная. Шел с мыслью – быстрее добраться в спортзал, мяч попинать, за игрой проснуться окончательно, прийти в себя.

— Нам необходимо поговорить с вами, давайте отойдем в сторонку, — вещали тем временем в ухо мои новые знакомые.

И зачем я с ними поперся?! Многое можно списать на мое сонное состояние. Но соображать-то надо! В общем, сам виноват, можно сказать, «проспал» нападение на себя.

Пересекли узкое шоссе, углубились на противоположную сторону. Под мостом все и произошло. Рядом, опять же в нескольких метрах, люди спешили на работу, видимость того, что произошло дальше, прекрасная.

На меня, как из рога изобилия, посыпались резкие удары в голову, мелькнуло лезвие, вскоре лицо залилось кровью. А бравые ребята, оформившие кровавое дело, лихо убегали, лишь пятки сверкали. Попытался отбиться, но полноценно не смог одолеть «смельчаков», напавших вдвоем на одного.

После нападения и порезов, бегом вернулся на оживленный тротуар. Люди в ужасе шарахались в стороны. Наверное, решили, я участник бандитской «разборки», никому дела до меня не было.

Между тем струйки крови текли из обеих щек, подбородка, руки. Носовой платок, конечно, не мог остановить обильное течение, просто схватился за него, как за последнюю «соломинку».

Метнулся назад, в медпункт метро. Закрыли его давно. Снова – бегом – поднялся наверх. Требовалось кровавую «речку» остановить. Чтобы не умереть от обильной потери.

Нашел-таки рядом со зданием Савеловского вокзала вожделенный медпункт. Медсестра остановила, казалось, нескончаемый поток крови.

Милиционер из привокзального помещения, чертыхаясь, вез меня в своем «уазике» в Боткинскую больницу, ближайшую от места нападения. Злился, ругался еще и потому, что на его территории подобные случаи не редкость. Надоело таких «пассажиров» возить. Узнав, что я не бандит, а журналист, сменил гнев на милость.

«НЕОЧЕВИДНОЕ ДЕЛО»

Спустя час-полтора из Боткинской меня отвезли в специализированную клинику имени Семашко, к хирургу Сергею Меркулову. Позже узнал, Сергей Яковлевич входит в тройку лучших лицевых хирургов Москвы.

На больничной койке предстояло провести ни много, ни мало, пару недель, таков цикл лечения, восстановления. Сергей  Яковлевич раньше и не отпускал.

В клинику понаехали пишущие репортеры, теле и радиожурналисты. В одночасье стал «звездой». Хотя и до происшествия был весьма заметным репортером, сообщавшим читателям о криминальных событиях из мира большого спорта, в любимом футболе, в том числе.

Навестили и представители силовых ведомств. Меня заверили, расследование уголовного дела взял под личный контроль тогдашний министр внутренних дел Виктор Ерин.

В своем заявлении на имя начальника регионального управления по борьбе с орг. преступностью указал трех возможных заказчиков нападения. Президента фонда соцзащиты Отари Квантришвили, руководителя Российского футбольного союза Вячеслава Колоскова и главу Российской ассоциации футбольных арбитров, небезызвестного Эдуарда Шкловского.

Пока лежал в больнице, слышал обещания силовиков: они, якобы, уже нашли зал, где тренировались негодяи, порезавшие меня. Дело за малым: не спугнуть их, задержать. Просто песня! Шло время, а результат оставался нулевым.

Надоели проволочки  бравых сотрудников правопорядка, затеял собственное расследование. Во всяком случае, попытался выяснить хоть что-то. Дополнительно сверх того, о чем уже рассказал.

После «хождения по мукам», многочисленных звонков в инстанции, встреч с силовиками, разразился злой, ироничной публикацией в «Российской газете». Она вышла летом того же года. Вот выдержки из нее:

«…Как идет следствие, могу только догадываться, — сообщал своим читателям – Следователь Александр Нанка «проявился» лишь полторы недели назад. Он звонил мне домой, выяснял адрес клиники Семашко, где мне «зашивали» лицо.

Сижу в кабинете следователя А. Нанка. Узнаю, адресом клиники интересовались не зря. Оказывается, нужно провести судмедэкспертизу. Спустя четыре месяца! Еще выясняю, уголовное дело №013714 от 2 марта по статье 108, часть 1 (умышленные тяжкие телесные повреждения) – срок лишения свободы по нему до восьми лет – первоначально вел другой специалист, Виктор Леонов.

Он подготовил постановление «о приостановлении дела» (датируется 2 мая). Основание? «В связи с не установлением лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности». Мне в день визита в УВД «Савеловское» везло. В комнату, где я беседовал с Александром Нанка, вошел «гуру» местного сыска Виктор Леонов. Спросил у него, какие трудности возникли по ходу разбирательства.

— Видите ли, я специалист по так называемым очевидным делам, а ваш случай слишком неочевиден, — молвил следователь.

Из сказанного понял: «очевидное дело» — это когда бандит глумится над жертвой и ждет, что его накроют на месте преступления. Тогда можно блеснуть моментальной раскрываемостью.

Правда, с выводами «специалиста» Леонова не согласился Савеловский межрайонный прокурор, советник юстиции Е. Залегин. Он констатировал: «Указанное решение подлежит отмене, так как по делу не проведено ни одного следственного действия». И назначил конкретный срок сыщикам: 20 июня. Забегая вперед: все равно ничего не сделали, по сути, расписавшись в бессилии».

Мелькнуло лезвие, вскоре лицо залилось кровью
Отари Квантришвили (в центре)

А непростые взаимоотношения с Отари Квантришвили завершились следующим образом. 5 апреля 1994 года киллер несколькими выстрелами смертельно ранил Отари Витальевича на выходе из столичных Краснопресненских бань, где «авторитет» любил проводить свободное время. Следующим утром грузинский «мастер соцзащиты» должен был лететь в Рим на чемпионат мира по вольной борьбе.

Не ликовал я. И, признаться, не горевал по поводу его внезапной кончины…

Источник: Русский криминал

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: