Медные реки Махмудова и Козицына

Могут ли структуры Искандера Махмудова и Андрея Козицына могут быть причастны к экологической катастрофе в Свердловской области, в то время, как регион может недополучать от них налоги на сотни миллионов рублей?

Как сообщает источник, экологи выявили превышения норм меди в 60 тыс. раз в реке Тамшер на севере Свердловской области. Они также обеспокоены результатами проб сразу в нескольких водоёмах, бегущих из-под отвалов Шемурского карьера. Его разрабатывал «Святогор» — дочерняя компания печально известного «Уральского горно-металлургического комбината» (УГМК) олигархов Искандера Махмудова и Андрея Козицына.

Пока никто не может с уверенностью сказать, что загрязнение вызвали действия именно их структур. Но если не их, то чьих? Еще в октябре надзорное ведомство объявило, что намерен серьёзно проверить предприятия УГМК, работающие в этих районах. Об этом писал «Знак». Тем более, что копании Махмудова и Козицына уже ловили на подобных нарушениях. Включая и «Святогор».

В 2017 году в Свердловской области возбуждали административное дело в отношении завода «Святогор», принадлежащего холдингу УГМК. Тогда предприятие обвинили в нарушении экологического законодательства, речь шла о загрязнении воды в городе Ивдель.

Надзорное ведомство факт нарушения подтвердило. Об этом писало издание «Накануне.ру». И в тот же год самый год «Святогор» в лице своего гендиректора Дмитрия Тропникова получил награду из рук главы региона Евгения Куйвашева. За вклад в укрепление благосостояния области. Ничего себе, вклад!

Это лишь один эпизод. Ведь «Святогор» уже ловили на нарушениях, и давно. В 2012 году оно было оштрафовано прокуратурой за нарушение природоохранного законодательства. Информация об этом есть на сайте ведомства.

То есть, получается, гадили, и гадили уже давно? Но спокойно работали все эти годы, ничего не меняя. И если бы речь шла только об одном «Святогоре». Но одного загрязнителя Махмудову и Козицыну, похоже, мало. В 2018 году за похожие нарушения оштрафовали другую дочку УГМК — Ревдинский завод. Об этом писал «Росбалт».  

В 2019 году очередная напасть. Здесь мы возвращаемся в Шемурский карьер. Штраф получила ЗАО «Шемур» (тоже структура УГМК), которая владела лицензиями на отработку Шемурского и Ново-Шемурского месторождений медных и медно-цинковых руд. Об этом сообщало ИА «Политсовет».

Нельзя забыть и о подвигах структур того же Махмудова в других регионах. Настоящим анекдотом (правда, грустным), стало обращение жителей Киселёвска в Кемеровской области. Они записали видео, в котором попросили канадского премьер-министра Джастина Трюдо забрать их в Канаду. Об этом писала «Комсомольская Правда».

Причина — чудовищные черные небеса и угольные выхлопы, которые уничтожают природу и здоровье. Как раз в этом регионе во всей красе развернулся «Кузбассразрезуголь» — ключевой угольный актив Махмудова. Такого позора от собственных олигархов наша страна не терпела давно.

Денежный дуэт

Почему мы приводим все эти примеры? Потому что, судя по всему, олигархам Махмудову и Козицыну в погонях за колоссальными прибылями плевать на всех. И на природу с её животными, рыбами, лесами, реками, и на людей, живущих на этой территории.

Судя по тому, что проблемы УГМК и её дочерних структур с экологией никогда не возбуждали протеста у главы Свердловской области Евгения Куйвашева, его такое положение дел устраивает.

По слухам, далеко не всем даже в окружении самих Махмудова и Козицына нравится такой подход. Недавно при странных обстоятельствах нашли мертвым бывшего советника гендиректора УГМК Алексея Рябцева. Обстоятельства смерти до сих пор до конца не ясны, но ходят упорные слухи, что он мог что-то знать об экоактивностях УГМК, и в один из дней мог предать эти сведения огласке.

Не говоря уже о том, то что Рябцев был полковником ФСБ запаса, которые из жизни прост так не уходят. А еще в разные годы он занимал пост вице-президента банка «Траст», был заместителем председателя «СКБ-Банка» и возглавлял Общественный совет УМВД по Екатеринбургу. По слухам, госбанк «Траст» мог быть замешан в ряде сомнительных схем, в которых могли фигурировать фамилии нынешних владельцев УГМК. Как бы то ни было, правду Рябцев, похоже, унёс с собой в могилу.

А ведь, если взглянуть на финансовые показатели, закрадываются подозрения, что предприятия, похоже, могут уклоняться от уплаты налогов и выводить деньги за рубеж. Возьмем уже упомянутое ЗАО «Шемур», которое в последние годы превратилось в АО. По итогам 2019 года компания получила выручку в 7,1 млрд рублей, но почему-то сработало в убыток на 506 млн рублей. При суммах уставной капитал компании всего 16 тыс. Ни у кого это не вызывает вопросы?

К слову, падение прибылей совсем не относится к Святогору. Виноват он в загрязнении, или нет, но всего за год, с 2018 по 2019-ый, его выручка подскочила с 12 до 16 млрд рублей. Неплохой скачок. За счет чего?

В самой головной УГМК творится вообще что-то такое, что экономисты-финансисты объяснить просто не могут. Во-первых, надо отметить, что практически вся компания записана на офшоры из разных стран. Там и Кипр, и Виргинские острова, и Бог знает, что еще. Видимо, так сильно Махмудов и Козицын любят платить налоги в своём базовом регионе.

Но куда интересней другое. До 2019 года выручка кампании номинально была скромной: 15 млн в 2015 году, 7,2 млн в 2016 году, 19 млн в 2017 году, 20 млн в 2018 году. А в 2019 году непонятно за счет чего выручка оказалась… 49 млрд рублей! За счет чего, и как? Уж не рисовал ли кто-то УГМК финансовую отчётность?

Медные реки Махмудова и Козицына

К слову, также скачком падала и чистая прибыль компании. Если в 2017 году она была 13 млрд рублей, то по итогам 2019 года — 264 млн рублей. Кстати, а за счет чего в 2017 году могла быть получена прибыль в 13 млрд рублей при выручке в 19 млн рублей? В компании пояснений по этой ситуации пока не дают. Решать этот ребус, похоже, должны налоговики. Или правоохранители?

И, опять же, всё это при полнейшем попустительстве главы региона Евгения Куйвашева. Впрочем, Куйвашев не такой уж большой человек. Может быть, он просто боится Махмудова с Козицыным, которые, по слухам, водят дружбу с Сергеем Собяниным, Маратом Хуснуллиным и еще целой плеядой высоких московских чиновников?

Сегодня Махмудов владеет не только УГМК, но и множеством других колоссальных активов — «Трансойл», «Трансмашхолдинг», «Московская пассажирская компания», «ЦППК». Недоброжелатели приписывают Махмудову множество грехов. Например, есть мнение, что он мог водить знакомство со многими влиятельными криминальными авторитетами. И тут мог засветиться его основной актив, УГМК.

Как утверждают авторы авторы сайта «Русский Криминал», якобы еще в начале нулевых годов Махмудов мог задействовать сомнительные офшорные схемы для экспорта меди через Glencore International AG, торговавшей этим ресурсом на Лондонской бирже. Кстати, там же утверждается, что по аналогичной схеме мог действовать и махмудовский «Кузбассразрезуголь», который работал через австрийского трейдера Krutrade AG.

Не менее примечателен и его партнер, скандальный олигарх Андрей Козицын. Он является гендиректором УГМК, именно его советником был погибший при странных обстоятельствах Андрей Рябцев. Недоброжелатели за глаза называют его уверенным пользователем бюджета Свердловской области. С таким дуэтом во главе одного из крупнейших предприятий страны ни о какой экологии думать уже не приходится.

Источник: The Moscow Post

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: