«Лужков прочитал интервью и возмутился»

Борис Березовский и Сергей Доренко о заговоре против бывшего мэра Москвы.

В Москве на прошедшей неделе прошли похороны экс-мэра Москвы Юрия Лужкова. Он умер 10 декабря в возрасте 83 лет в одном из отделений мюнхенской клиники «Гроссхадерн» после операции на сердце. Прощание с Лужковым прошло в храме Христа Спасителя. На церемонии присутствовал ряд видных деятелей, а также музыкантов и политиков. В их числе президент России Владимир Путин, нынешний мэр Москвы Сергей Собянин.

Похоронили Лужкова в Москве на Новодевичьем кладбище.

Родственники экс-мэра Москвы Юрия Лужкова приняли решение не открывать гроб с его телом во время похорон. «Близкие хотели, чтобы он остался в памяти людей активным, энергичным человеком», — объяснили такое решение представители семьи.

Лужков в свое время действительно был крайне активным игроком на политической арене всей России. И столь же активным участником политических и олигархических воин 90-х годов. С фрагментами жизни Лужкова тех времен и заговоров против него можно ознакомиться из архива прослушек Бориса Березовского, который каждые выходные мы публикуем. На приводимых сегодня записях фигурирует люди, которых уже нет в живых.

https://youtu.be/Htm8KYz1fyg

На первой «пленке» Березовский и Сергей Доренко обсуждают подготовку сюжетов для очередного эфира последнего. Доренко по отмашке олигарха как раз активно «мочил» Лужкова. В частности, во время этой беседы Доренко рассказывает Березовскому, что в испанской газете El País 23 октября вышла статья, что мэрия Марбельи по договору о сотрудничестве с мэрией Москвы задолжала последней 141 млн песет или 1,2 млн долларов. Не имея таких средств мэрия испанского городка в счет долга выделила три участка земли, которые были зарегистрированы на Юрия Лужкова и Зураб Церетели.

Это сейчас журналисты могут писать о зарубежных квартирах и замках чиновников, госбанкиров, их частных самолетах, любовницах, тратящих миллиарды, и никакой реакции у населения и в Кремле не будет. Все давно привыкли к богатствам госслужащим и их желанием устраивать жизнь близких за рубежом. А на публикации, в лучшем случае, говорить, что все это происки «злобного Запада». В те же времена (а речь идет о 1996 годе), которые ныне принято очень критиковать, такие сведения были настоящей «информационной бомбой». Они способны были подорвать карьеру чиновника, политика, ослабить доверие население к нему, что скажется на результатах выборов. Не удивительно, что олигарх сразу «хватается» озвученные Доренко данные.

«Давно землю выделили», — берет Березовский «быка за рога».

«17 июля. То есть летом этого года, 1996 го, было письмо, что не могут расплатиться. А договор между мэриями был подписан 24 июня 1995 года. За это время накопилась такая сумма. И этим летом в счет долго они переписали землю на физлиц», — объясняет Доренко.

«Свидетельство физлиц на выделение участков имеется?», — продолжает все выяснять Березовский.

«Не знаю. Статья на одну колонку. Называется «Хиль (это так зовут их мэра) платит долг мэру Москвы участками в Марбелье», — зачитывает журналист.

Березовскй явно доволен новым компроматом: «Огромное спасибо, Сергей. Пока это не даем».

https://youtu.be/DSJJ3StMnP8

Также мы приводим беседу Березовского (Б) с певцом, бизнесменом и депутатом Госдумы РФ Иосифом Кобзоном (К). На записи Березовский передает Кобзону благодарность от своей дочки Кати и спрашивает, что имелось в виду в разговоре с Юрием Лужковым, какие 10 миллионов и какая недвижимость. Обсуждают бизнес-проекты, связанные с землей и недвижимостью в Москве. Также они вспоминают недобрым словом Шабтая Калмановича.

Б.: Але

(Кобзон)

Б.: Спасибо. Але!

К.: Борис Абрамович…

Б.: Да, Иось, приветствую

К.: Ну я все доложил…Бадри.

Б.: Да, он мне коротко уже сказал, он мне коротко…

К.: Ты узнай, как Катя

Б.: Я просто ей позвонил, она просто страшно её благодарила и просила передать вам огромную благодарность Нинеле. Просто в лучшем виде.

К.: Все в лучшем виде, да?

Б.: Да, очень понравилось и ну и просто я вам действительно признателен.

К.: Ну не за что…

Б.: Иосиф Давидович…

К.: А?

Б.: Значит, вот такое дело. Все-таки непонятно. Вот скажите, вам понятно? То, что было сказано по поводу тысяч недвижимость отобрать, 6.5 это.

К.: Мне понятно, потому что я присутствовал при их разговоре по громкой связи.

Б.: Потому что он мне сказал, Юрий Михайлович, при нашей встрече. Он мне сказал — вот знаешь, что бы не было никаких разговоров, по поводу недвижимости …

К.: Правильно

Б.: 7.5 тысяч мы заплатим…

К.: Да.

Б.: Вот и все.

К.: Ну он остается на своем мнении.

Б.: А сейчас же Бадри сказал, что тысяча будет…должна была быть подобрана недвижимость на тысячу.

К.: На первую тысячу

Б.: В том то все и дело. А у Юрия Михайловича сказал — семь с половиной тысяч будет оплачено…

К.: Ему нужно… тот плакался, Сосо.

Б.: Так.

К.: Что у него нет денег, ему нужно с аккумулировать 13 миллионов…пока.

Б.: Так.

К.: Для того, что он говорит, быстро…

Б.: Быстро, здесь понимаете, в чем дело, я сейчас расскажу, как я понимаю, проблема. Вот недвижимость, это проблема что угодно. Тогда ж помните, Юрий Михайлович, основное возражение против недвижимости. Он сказал — у нас нет критерий в определении её стоимости, и этот вопрос будет стоять сейчас на год. Але!

К.: Да-да.

Б.: И в целом я думаю, именно так будет обстоять дело.

К.: Ну, во всяком случае…

Б.: (перебивает) Вы понимаете, что такое — найти недвижимость, которую устроит верх и которую они согласуют цену с этими… При в общем то, конечно…

К.: Первую партию он не хочет, он так и говорил. На первую партию он не хочет, он хочет заплатить деньги.

Б.: Ну так…отлично! (неразборчиво) возникает вопрос о том, что опять нужна недвижимость.

К.: Ну это их проблемы, какими деньгами они будут платить. Это уже их проблема, он просто не хочет, так сказать…

Б.: Ну можно по недвижимости найти классное решение на тысячу автомобилей. Классное решение, знаете какое?

К.: Это нужно, во-первых, с этим, с Сосо поговорить, что он подразумевает. Потому что я ведь испугал Бадри, сказал, что он сказал, что он финансирует.

Б.: Да.

К.: Потом стал ему объяснять, что он говорит, контракт, говорит, в связи с тем, что там была завязана недвижимость, он говорит, неправильно составлен. Просто мы его переделаем, говорит. Но не о какой демонстрации речи не шло.

Б.: Это понятно. Ладно. Хорошо. Понимаете, здесь какие варианты, по недвижимости. У нас есть, например, арендная плата, за землю. Так?

К.: Да.

Б.: Там на 49 лет, там земля, помните?

К.: Да.

Б.: Можно просто, как бы в оплату этой арендной платы, чтоб не мучиться с отбором недвижимости. Т.е. там самое простое решение, которое здесь может быть.

К.: Вообще это мысль, да…

Б.: Понимаете? И закончить на этом.

К.: Это имеет смысл… Тот объект, да?

Б.: Точно! Помните, который мы взяли на Арбате, купили землю.

К.: Да-да.

Б.: Там тоже (неразборчиво) та же самая фирма. Проплатили за 49 лет вперед, получили сегодня автомобили, и никто не пикнет по этому поводу. Разумно?

К.: Разумно…

Б.: Абсолютно.

К.: Ну Борис, я улетаю утром рано на север.

Б.: Так.

К.: И вряд ли я его сегодня где перехвачу.

Б.: Не надо! Я в крайнем случае могу сам.

К.: В понедельник я вернусь.

Б.: Это терпит до понедельника, а в понедельник я тоже буду, можем сами с ним созвониться, в общем до этого мы с вами договорились. Это первый вопрос. Второй — Иосиф Давидович, удалось ему отдать это письмо?

К.: Конечно.

Б.: Как вы считаете реакция

К.: Ну он написал такую резолюцию — Морозов…

Б.: Так.

К.: …необходимо переговорить. Я говорю — что это такое? Он говорит — ну я.…теперь поговорю с Морозовым, что здесь можно сделать, как можно дать задний ход.

Б.: Ага, все понял.

К.: Ну вот все, будем ждать.

Б.: Все понял, хорошо.

К.: Ладно.

Б.: Иосиф Давидович. Спасибо большое. А извини, а Морозов это кто?

К.: Ну начальник этого департамента …

Б.: А, все понял. Хорошо, Иосиф Давидович.

К.: А?

Б.: Хорошо, вы сегодня улетаете, или завтра?

К.: Завтра утром.

Б.: Завтра утром, и когда вернетесь?

К.: в понедельник.

Б.: Хорошо, как только (неразборчиво) если не трудно, наберите мой телефон.

К.: Да. Ничего не удалось переговорить? По моему вопросу.

Б.: Нет, говорил, и думаю, что в этом вопросе сдвинусь. Не думаю, что сдвинусь, я сдвинулся в этом вопросе, думаю, что я его решу. У меня возникли проблемы.

К.: Какие?

Б.: Ну, этот друг, (фио неразборчиво), он все-таки позвонил Юрию Михайловичу, в тот раз.

К.: Кто это?

Б.: Вы помните, когда давал интервью …

К.: Да.

Б.: Из-за которого Юрий Михайлович так возмутился. Так после этого интервью, (фио неразборчиво) увидел это интервью, он позвонил Юрию Михайловичу, сказал — Юрий Михайлович, я ничего общего с Логовазом не имею. Вот так.

К.: Кто это позвонил?

Б.: Каданников.

К.: Да брось ты…

Б.: Честное слово.

К.: Да что он, с ума сошел…

Б.: Вот так.

К.: Шабтай  номер 2.

Б.: Я думаю, Шабтаю до него далеко. Вот так. Так что, такие дела, Иосиф Давидович.

К.: Даа, я просто… вы добавляете мне. Ну ладно, будем жить

Б.: Будем жить.

К.: Да.

Б.: Может быть. (смеется)

К.: Да.

Б.: Счастливо, счастливо. Пока.

К.: Пока.

Источник: Русский криминал

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: