«Лесники» газовой монополии

За скандалом с вырубкой лесов под Усть-Лугой для завода «Газпрома» могут скрываться интересы Кирилла Селезнева, Марины Раковой и Сергея Собянина.

Как сообщает источник в Ленобласти, назревает серьезный скандал, связанный с проектом по строительству завода по производству сжиженного природного газа в Усть-Луге. Частью работ по проекту занимается компания «Русхимальянс» — совместное предприятие «Газпром» и учрежденной некогда «Газпромом» же компании «Газпром нефтехим Салават» (ГНС). Непосредственные работы на месте должна проводит известная компания «Велесстрой».

В проект вложены огромные деньги — стоимость строительства завода оценивается в 900 млрд. (!) рублей. Как удалось выяснить нашему изданию, в силу этого там переплелись интересы очень влиятельных людей. И помимо представителей самого «Газпрома» и «Русгаздобычи» это, например, бывший руководитель «Газпром Межрегионгаза» Кирилл Селезнёв

Помимо него, к ситуации могут иметь отношение заместитель мэра Москвы Анастасия Ракова, а также и сам мэр Сергей Собянин через компанию «Велесстрой». И в возможном стремлении получить прибыль эти уважаемые люди могли забыть о необходимости исполнять Закон. Но обо все по порядку.

Рубить нельзя оставить

Оказалось, что еще в марте 2021 года Департамент лесного хозяйства по Северо-Западному Федеральному округу подал иск в адрес в адрес Росреестра и его подразделения в Ленобласти. Суть иска проста — Рослесхоз пытается оспорить перевод части лесного фонда в разряд обычного.

А сам конфликт связан как раз с действиями упомянутого «Велесстроя», который должен расчистить площадку под Усть-Лугой под вахтовый посёлок для строителей завода.

Как утверждают авторы телеграм-канала «Деловая Газета»,  якобы изначально 55 га земли под Усть-Лугой предназначались под населенный пункт. А потом очень понадобились «Газпрому», но не под сам завод, а лишь под вахтовый посёлок на 5 тыс. человек, в котором позже будут жить рабочие подрядчика строительства завода — сотрудники турецкой Renaissance Heavy Industries.

Судя по всему, «Велесстрой» приступил к активному вырубанию лесов. Однако, как следует из дела, Рослесхоз считает перевод земель из лесного фонда незаконным, соответственно, и вырубки леса там вести нельзя.

При подаче иска Рослесхоз попросил суд наложить обеспечительные меры — то есть запретить любые манипуляции с лесным фондом и остановить вырубку. Удивительно, но суд отказался это сделать. Более того, выяснилось, что с момента подачи заявления суд регулярно откладывает заседание по делу. 

"Лесники" газовой монополии

Это наводит на мысли, что иск хотят просто «замылить», пока «Велесстрой» расчищает площадку. К тому же обратим внимание, что сама компания выступает в деле лишь в качестве третьего лица, а не соответчика. Похоже, её изо всех сил пытаются вывести из-под удара.

Московский тандем «Велесстроя»

И здесь мы возвращаемся к упомянутым нами влиятельным людям. Легко предположить, что и у Кирилла Селезнева, и у Сергея Собянина достаточно возможностей, чтобы как-то повлиять на решение суда. Ведь на кону против лесных массивов стоят девять сотен миллиардов рублей. Но причем тут Собянин и Ракова?

"Лесники" газовой монополии

Формально компания на 99% принадлежит офшору Уэйформ Инвестментс ЛТД», еще на 1% — Екатерине Павлюк. Однако структуру давно связывают с другим человеком, которого и называют конечным бенефициаром. Это предприниматель из Хорватии Крешимир Филипович, который одновременно является вице-президентом «Велесстроя».

В прошлом недоброжелатели Раковой пытались приписать ей близкие отношения с этим бизнесменом. Впрочем, пытались сделать такое же и по отношению к Собянину, с которым Ракова работала еще с аппарата Ханты-Мансийской думы.

Правда это, или нет — неизвестно. Но некоторые серьезные СМИ не только намекают на их возможную близость. Как пишут журналисты «Собеседника» со ссылкой на данные Росреестра, фамилия у дочери Анастасии Раковой — Филипович. 

А узнали они это в силу того, что дочь Марины Раковой якобы является собственницей огромной квартиры в элитном московском ЖК «Ближняя дача». Том самом, где в свое время очень удачно выменял огромную 300-метровую квартиру гендиректор «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин. Откуда у семьи Раковой могут быть средства на элитную недвижимость (в декларации самой Раковой лишь небольшая квартира) — неизвестно.

Возможно, именно Ракова и Собянин сыграли существенную роль при определении «Велесстроя», как подрядчика для подготовки строительной площадки под рабочий посёлок. Что же касается Сергея Собянина, то он вряд ли остался в стороне от такого серьезного дела. Слишком уж он опекал Ракову все эти годы.

На мысли о влиятельных покровителях наводят и госконтракты «Велесстроя», коих набралось уже почти на 75 млрд рублей. И абсолютное большинство — от «Транснефти» Николая Токарева, перед которым разве что такие крупные игроки, как Алексей Миллер, Кирилл Селезнев и Сергей Собянин и могут замолвить слово.

"Лесники" газовой монополии

Все это выглядит еще более подозрительно, если вспомнить кампанию по противодействию пандемии коронавируса, которую Собянин и его зам Ракова развернули в прошлом году. В отношении бизнеса и простых людей вводились ограничения, но «Велесстрой» почему-то работал без всяких проблем. И это при том, что на его проходной скапливались огромные очереди из рабочих, что явно нарушало эпидемиологические нормы.

Кроме того, как писала «Правда УрФО», «Велесстрой» не раз обвиняли в нарушениях трудового и миграционного законодательства. Компания экономила на обеспечении своих сотрудников, якобы не обеспечивая им надлежащих условий труда. Не стоит ли Федеральной миграционной службе присмотреться и к работникам «Велесстроя» в Кенгисеппском районе Ленобласти?

"Лесники" газовой монополии

Очередь на проходной «Велесстроя» во время пандемии

Первый после Миллера

Но даже если взять эту версию за основу, в любом случае более высоким в возможной цепочке заинтересованных лиц должен быть не Собянин и Ракова, а именно Кирилл Селезнёв. Именно он руководит СП, он же должен контролировать подрядчиков и быть в курсе всех работ.

В конечном итоге, можно предположить, что и в проект Селезнёва взяли, как говорится, по «старой дружбе». Как никак работал с Миллером 18 лет. В этом смысле и Собянин, и Ракова могли быть лишь младшими теневыми партнерами.

Сам же Кирилл Селезнев с момента своего ухода из структур «Газпрома» чувствует себя просто отлично. Кроме благодушно проданной «Газпромом» компании «Газпром нефтехим Салават», у него много других бизнесов.

Еще в сентябре 2019 года Селезнев учредил ООО «Балтийская инвестиционная компания» (БИК). А в январе 2021 года БИК совместно с участником проекта по строительству завода в Усть-Луге АО «Русгаздобыча» стал совладельцем «РГД Переработка Салават». Последняя стала единым исполнительным органом того самого нефтеперерабатывающего комплекса «Газпром нефтехим Салават», который ранее уже отошел господину Селезнёву.

Возвращаясь же к СП компании Селезнева и «Газпрома», получается, что компания Селезнёва стала совладельцем компании «дочки», строящей завод в Усть-Луге за 900 млрд рублей. Удивительно. Или нет?

Разумеется, все эти компании буквально купаются в бюджетных деньгах от госконтрактов. Что само по себе наводит на мысль о том, что помочь такому стремительному взлёту своего бывшего сотрудника мог Алексей Миллер. При этом почему-то забываются скандалы собственно «Газпром межрегионаза», которым руководил Селезнев. А скандалов там было огромное множество.

В те времена, когда Селезнев в должности главы «Газпром межрегионгаза» и уже осуществлял контроль за ГНС (тогда она еще была в собственности «Газпрома»), всплыли схемы по возможному выводу денег этой госкомпании в офшоры.

В свое время ГНС стала учредителем компании Acryl Investments Ltd для строительства в Башкортостане производства акриловой кислоты. Стоимость комплекса оценивалась в 15 млрд рублей.

В те времена ходили разговоры, что могла иметь место следующая финансовая цепочка: «Газпром» выделяет ОАО «Газпром нефтехим Салават» 15 млрд рублей для строительства нового производственного комплекса, а затем эти деньги переводятся на Кипр в Acryl Investments Ltd. В офшоре может остаться львиная доля из этих 15 млрд рублей, а на строительство завода в Башкирии уходят остатки.

Также еще в 2016 году СМИ сообщали, что в 2014 и 2015 годах ГНС получал кредиты под строительство производства акриловой кислоты в Башкирии в банках, которые были единственными участниками конкурсов.

Теоретически все заемные средства ГНС мог пропускать через Acryl Investments Ltd. В таком случае, возможно, что оттуда часть средств перетекала в карманы к руководству ООО «Газпром межрегионгаз» — то есть к самому Кириллу Селезневу.

Более того, наши журналисты тогда предполагали, что «ОАО «Газпром нефтехим Салават» (именно такую форму собственности имела тогда компания) всегда может обанкротиться и (или) попросить свое головную компанию (ООО «Газпром межрегионгаз») рассчитаться по его обязательствам. 

С учетом того, что Кирилл Селезнев являлся одновременно и председателем совета директоров ГНС, и главой «Газпром межрегионгаза», данный вариант развития событий был реален. Собственно, это и произошло.

Советник подкинул проблем

А покинул Кирилл Селезнёв «Газпром межрегионгаз» на фоне громкого скандала с семьей бывшего сенатора Рауфа Арашукова, долгие годы бывшего советником Селезнёва в компании. Арашукова задержали в 2019 году по обвинению в участии в преступном сообществе, давлении на свидетеля и убийстве. 

Его отца Рауля Арашукова, также задержали. Ему предъявили обвинение в организации преступного сообщества и особо крупном мошенничестве. По данным следствия, Арашуков старший организовал хищение природного газа ПАО «Газпром» на более, чем 30 млн рублей. 

"Лесники" газовой монополии

Похоже, Кирилл Селезнев сохранил добрые отношения с Алексеем Миллером. А может, и с Арашуковыми?

Третий Арашуков, двоюродный брат Рауфа Руслан также был задержан по делу о мошенничестве. И именно Руслан Арашуков был подчинённым и, как считается, протеже господина Селезнёва. С 2016 года Руслан Арашуков трудился гендиректором ООО «Газпром межрегионгаз Майкоп» («дочка» ООО «Газпром Межрегионгаз»). О ситуации пишут «Известия».

И если предположить, что Кирилл Селезнев мог иметь отношение к возможным махинациям, становится понятно, почему он так резко сорвался с насиженного места. А после перекрытия возможных схем Арашуковых ему могли понадобиться новые масштабные проекты, от которых вполне может веять коррупционным «душком».

Резюмируя вышеизложенное, вряд ли бы таких людей остановили какие-то «условности» и «юридические моменты», связанные с переводом земель лесного фонда Росреестром. Как говорится, бюджетный «лес» рубят — щепки летят.

Источник: The Moscow Post

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: