Квартирная мафия и коррупционный спрут

Куда ведут нити недорасследованного громкого дела.

В Краснодарском крае создана и долгие годы «успешно» работала глубоко эшелонированная криминальная структура специализирующаяся на отъеме квартир у одиноких стариков. Крышевали, оказывали содействие жуликам высокопоставленные сотрудники известные на Кубани семейные кланы, представители судейского корпуса, нотариата, сотрудники МФЦ, загса и даже… следственного комитета. Но это же Кубань, — «покровителей» никто за время следствия так и не побеспокоил.    

Ряд центральных и краевых СМИ  чуть более года назад, попытались рассказать, о некоторых, случайно, ставших известными эпизодах деятельности этого ОПС.

Квартирная мафия и коррупционный спрут

Речь тогда шла «всего-то» о двух десятках случаев отъема квартир и домов у дедов весьма почтенного возраста, — все эти случаи, как выяснилось, относились к последнему, «пандемическому периоду», криминальной деятельности преступного сообщества. Реальные же масштабы преступной деятельности жуликов никто из кубанских эскашников даже не пытался оценить. 

Сейчас региональное подразделение следственного комитета РФ уже браво отчиталось о завершении следствия. Дела переданы в суд. Обозначенные следствием как «главные подозреваемые» либо дожидаются приговора в краснодарском СИЗО, либо в бегах и объявлены во всероссийский розыск. Следователи получили благодарности. На всех эскашных совещаловках их называют лучшими и ставят в пример. Вот только, отчего-то вне внимания следствия оказались 14! из взятых в производство 20 эпизодов (до суда «добрело» всего 6). Эти эпизоды «лучших следователей кубанского СК «попросили» не трогать.

Еще один вопрос: почему следствие проигнорировало «подробности» по другим, многим десяткам, даже не упомянутым в деле, уже перепроданных или до сих пор находящихся в распоряжении жуликов домов и квартир, ранее принадлежавших пенсионерам. И понятно, никому из кубанских правоохранителей не показалась любопытной судьба стариков, которые во всех случаях странным образом  исчезли, вскоре после «переоформления» собственности на участников ОПС. Абсолютно не интересовал сотрудников СК и очевидный вопрос: кто снабжал жуликов информацией, и кто все это время крышевал «черных» риелторов и «черных» нотариусов, которые годами, без малейшего внимания со стороны кубанских правоохранителей, отбирали у одиноких дедов их квадратные метры.

Именно СМИ сегодня выясняют, что в данной преступной схеме, были задействованы или же «покрывали», оказывали содействие преступникам, даже сотрудники СК, МФЦ, загса, суда. И некоторых из них вполне можно отнести к главным действующим лицам  этой уголовщины. И о которых в материалах дела вообще не слова.

На скамье подсудимых сейчас только цыганская риелторша Галина Жестовская, обладательница частного стардома, через который некоторых дедов и «пропускала», чтобы снять их с учета в соцслужбах, и вывести из поля зрения государственных контролирующих органов. Открыта «фабрика» по новым формам отъему жилья была в разгар пандемии.

Квартирная мафия и коррупционный спрут

На данный момент Жестовская собственница более 50 объектов недвижимости. Сколько квартир уже перепродано, подарено «нужным людям» за эти годы – вопрос оставленный следователями СК  без ответа. Черной риелторше предъявлено обвинение по ч.4. ст. 159 УК РФ. И уже десять раз в суде откладывалось непонятно по каким причинам выделенное в отдельное производство дело «черного» нотариуса Тамары Цикуниб, которая выписывала десятки «левых» нотариальных доверенностей на членов банды на распоряжение имуществом и накоплениями ничего не подозревающих стариков. Отчего-то эти действия следствие квалифицировано по ст. 202 УК РФ – всего-то как… превышение полномочий нотариуса.

 До 2020-го, когда данную криминальную историю начали освещать СМИ, шансов на то, что эта мошенническая схема хоть когда-нибудь заинтересует правоохранителей Краснодарского края, прямо скажем, были равны нулю. И даже начало «гласности»  в этом необычном деле ни малейших перспектив, с  точки зрения борьбы за закон, не предвещало… Сильны были покровители жуликов, мощным, и практически непреодолимым поначалу казались их «звонки, просьбы, давление» на тех немногих правоохранителей Краснодарского края, которых еще можно называть честными людьми.

С началом жестких ограничений в Краснодарском крае, связанных с пандемией, члены «квартирного» ОПС Жестовской, давно промышлявшие «квартирным бизнесом» на стариках, сделали не совсем верный вывод из того, о чем били в пропагандистский бубен кубанские СМИ. На южных газетных страницах и телеканалах тогда много говорили о введении  строгих ограничений на выход пенсионеров из дому, захлебисто хвалили волонтеров, которые таскали престарелым на дом еду, лекарства и корм для котов, подробно знакомили со статистикой,  из которой следовало, что от «короны» те, кому за 65 скорее всего помрут.

Это ОПС успешно проворачивало свои схемы задолго до начала пандемии. Иначе откуда бы взялись полсотни квартир и домов у самой Жестовской, десятки единиц «отжатого жилья» у ее подельников,  квартиры по факту им подаренные (где договора купли-продажи жилья оформлялись по в разы заниженной стоимости).

В докоронавирусное время четко выстроенное, разветвленное квартирное кубанское ОПС, действовало по более продолжительным по времени, но зато дающим гарантированный результат, схемам. Стариков, попавших в зону внимания мошенников, убеждали в искренности «помощи», а, в итоге, перевозили на «резиновые квартиры», селили на дачах подальше от Краснодара, оформляли как обитателей частного стардома Жестовской. Срок жизни престарелых, и к тому времени уже «бывших», квартировладельцев от начала «внимания» к ним преступников составлял, как правило, срок от трех месяцев до полугода. Потом  — болезнь-смерть-похороны в трудно определяемом месте на каких-либо отдаленно-станичных кладбищах.

Квартиры по нескольку раз перепродавались, еще при этой короткой жизни пенсионеров.  В ряде случаев, в итоге, в стариковские квартиры въезжали покупатели «квадратов», которые были вообще не в курсе истории данного жилья. Часть квартир по бросовым ценам уступали, а по факту дарили, «нужным людям». Тем, кто в случае нужды мог бы обеспечить дополнительное «прикрытие». Но значительная часть квартир все же оставалась в распоряжении самих жуликов.

В пандемию ОПС решило действовать более оперативно. Краевая пропаганда гарантировала же дедам стремительную смерть от «короны»: выжидательная позиция, когда на реализацию схем уходило по полгода, тут могла помешать. И криминальный подход в отъеме квартир был изменен на «оперативный». Для этой цели к «технологии» была привлечена нотариальная контора жены бывшего главного судьи Краснодарского края Александра Чернова – нотариуса Галины Черновой, расположенной в Краснодаре на ул. Леваневского, 174. Галине Тимофеевне полномочия мужа помогли стать Президентом нотариальной палаты Краснодарского края.

Квартирная мафия и коррупционный спрут
Галина Чернова
Квартирная мафия и коррупционный спрут
Александр Чернов

Мало для кого является секретом любовь Черновой к деньгам. О ее продаже «побед» на конкурсах по замещению вакантных мест нотариусов в «жирных» нотариальных округах (типа Краснодар, Сочи, Анапа, Новороссийск) хорошо известно. Так что лучшего места для оформления левых доверенностей на распоряжение недвижимостью и накоплениями престарелых жертв не придумаешь. К тому же, с такой «крышей» можно было действовать спокойно.  Именно в конторе Черновой стали оформляться доверенности, заверенные личной печатью Галины Тимофеевны на распоряжение недвижимостью и  накоплениями одиноких стариков.

6 8 Квартирная мафия и коррупционный спрут

Сама Чернова, не рискнула лично оформлять весь очевидный «левак», предположительно перепоручив это дело своей помощнице Тамаре Цикуниб. Процедура была простой: в контору заявлялись жулики. Одни говорили, что они представители стариков – собственников жилья, которые не могут прийти лично в следствии болезни, на других доверенности оформлялись.

7 6 Квартирная мафия и коррупционный спрут

Некоторые документы по переходу права собственности оформлялись в МФЦ, расположенном в том же здании, что и контора Черновой, — на Леваневского, 174.  Отчего-то у одной и той же сотрудницы (фамилию девушки-армянки называть не будем, вполне вероятно, что она была не в курсе с кем имеет дело)

После того, как некоторые СМИ  дали информацию об этой теневой стороне деятельности помощника нотариуса Черновой Цикуниб, еще можно было предполагать, что сама нотариальная президентша не в курсе «черных» дел сотрудницы.

Но после публикаций Галина Тимофеевна не уволила нотариального члена ОПС, даже не стала проводить служебную проверку, — она тут же проплатила ряд публикаций в подконтрольный власти СМИ, где сама история называлась фейком, звучали громкие обвинения в нечистоплотности журналистов. А на издания, которые посмели усомниться в кристальной честности ее конторы, она попыталась подать в суд за клевету и  наведение порчи на ее деловую репутацию. Что уже более чем прозрачно «намекало», что клан Черновых был как раз в курсе всех этих дел.

Да и иначе и быть не могло, — по закону о нотариате именно нотариус несет полную материальную ответственность за действия всех сотрудников своей конторы. Левака же было в пандемию выписано даже по самым скромным подсчетам миллионов на 200. Конечно, можно не заметить и такое  «своеволие» подчиненных. Но вряд ли. Все же любой нотариус, любые нотариальные действия, выполненные их помощниками, проверяет в обязательном порядке. Забавнее всего, что после того, как квартирное уголовное дело было открыто, и о нем уже дали репортажи все центральные СМИ, в Краснодарский край приехала проверка от Федеральной нотариальной палаты. Деятельность Черновой была признана блестящей, с вручением благодарственных грамот.

На запросы, направленные рядом редакций СМИ руководству федеральной палаты, были получены  столь витиеватые ответы, что их можно было расценить как… полнейшее одобрение теневой стороны деятельности нотариальной конторы Черновой и ее лично. 

Прорыв в этом деле, которые сейчас руководство краевого следственного комитета называет не иначе, как «резонансным», произошел, в общем-то, случайно, благодаря бдительной старушке Лидии Фоминой из Краснодара.

В октябре 2020 года 86-летняя пенсионерка Лидия Фомина получила квитанцию об оплате ЖКХ, где было указано, что собственником квартиры, в которой она проживает более 40 лет, является посторонний человек — Раиса Витальевна Бегдай.

8 4 Квартирная мафия и коррупционный спрут

Квартиру пенсионерка не продавала и не собиралась — это ее единственное жилье. Было очевидно: ее жилье переписано на жуликов без ведома самой хозяйки. Женщина написала заявление в прокуратуру.

9 3 Квартирная мафия и коррупционный спрут

Прокурорскими было оперативно установлено, что, оказывается, существует договор купли-продажи квартиры, согласно которому пенсионерка якобы продала свою квартиру в апреле 2020 года. Сам договор – абсолютный левак, с поддельными подписями. Которого, впрочем, отчего-то оказалось достаточно, для оформления прав собственности на жуликов.

10 Квартирная мафия и коррупционный спрут

По материалам проверки дело было передано в следственный орган, где возбуждено уголовное дело по части 4 статьи 159 УК РФ («Мошенничество, повлекшее лишение права гражданина на жилое помещение»). Расследование выяснило, что квартира бабули неправомерно по левой доверенности  изначально стала собственностью  гражданина Г. Рожихина, который быстро перепродал эту недвижимость Раисе Бегдай. Против Рожихина возбудили уголовное дело. После чего тот подался в бега. Подозреваемый объявлен в розыск, пенсионерке квартиру вернули, и на этом вроде как вопросов у следствия по данному эпизоду нет.

В качестве подставных лиц по другим «странным квартирам» следствие подозревало Татьяну Зайченко (прописана по тому же адресу что и Жестовская), Татьяну Алексуенко, Андрея Якубовича… Развеялись, по каким-то причинам все эти подозрения.

Но даже студент юридического колледжа заинтересовался  хотя бы личностью новоиспеченой владелицы — гражданки Бегдай из станицы Полтавской, которая за небольшую сумму купила квартиру у сомнительного продавца. Ведь при «покупке» Бегдай даже не осматривала «так нужное» ей жилье. Не похоже на добросовестного приобретателя.

К тому же, согласно данным Росреестра, в тот же день, что и покупка квартиры Фоминой  Р. Бегдай покупает у того же Рожихина еще одну квартиру в Краснодаре по адресу Коммунаров, 205, которая по факту принадлежала пенсионерке Е.С. Киселевой. Поразительно, как у Раисы Бегдай не возникло никакого желания проверить на юридическую чистоту приобретаемые объекты недвижимости. Ведь, казалось бы, велик риск в один лишиться и сомнительного имущества, и всех вложенных средств. Сейчас фамилии Бегдай в материалах переданных в суд дел вообще не встретишь.

Постепенно в деле стали появляться и другие эпизоды. Еще в 2020-м  по официально озвученной следствием версии, на территории Краснодарского края и республики Адыгея преступная группа переоформляла в свою собственность квартиры пожилых и одиноких стариков без их ведома и участия (предыдущие  аферы жуликов следствие не вдохновили). Затем это жилье продавали по существенно заниженной стоимости одному покупателю, а вскоре — перепродавали третьим лицам. В итоге, подозрения в криминале были следствием почему-то обозначены только по первым «покупателям», все последующие ни у кого из служивых подозрения не вызывали. Поэтому Р.В. Бегдай, по версии следствия,  добропорядочный свидетель ….

Расчет ОПС на то, что старики либо умрут от ковида, либо не смогут оперативно добиться правды в краевых службах, которые   ввели жесткие       меры по общению с гражданами на время пандемии, не оправдался. Жулики, с помощью фиктивных доверенностей выписанных на них в нотариальной конторе Черновой, стремились как можно быстрее оформить  дома и квартиры через своих «уполномоченных» в МФЦ. Именно эта торопливость их, в итоге, и подвела. Деды, увидев в платежках ЖКХ фамилии «новых собственников» своих квартир, стали обращаться в прокуратуру и полицию.

Если бы мошенники имели терпение и дождались планируемого ими «события» (то есть смерти пенсионеров от ковида или иных болячек), все было бы вообще шито-крыто.

Когда об этой истории стали писать никак независимые от властей Краснодарского края центральные и некоторые региональные СМИ, за дело, вроде бы, взялись серьезно. Как раз в то время был назначен новый и.о. руководителя следственного управления Следственного комитета РФ по Краснодарскому краю Андрей Маслов. И хоть 159 ст. УК – мошенничество, под которую попадала деятельность ОПС – это «статья полиции», — они эти случаи расследуют, учитывая общественный резонанс преступлений, генерал-майор юстиции Маслов по поручению Бастрыкина дело забрал в СК.

Казалось, Андрей Константинович Маслов, все сделает для того, чтобы обозначить себя на новой территории, как принципиальный, требовательный, требующий от подчиненных максимальной самоотдачи, руководитель. К тому же удачное завершение расследования практически гарантировало генералу и всероссийскую следовательскую славу.

Ведь об отдельных эпизодах преступлений кубанского квартирного ОПС написала «Российская газета». Выпустили свои подробные репортажи 1 канал, «Россия», НТВ, Рен-ТВ, 5-й канал. Внимание к успешному  расследовательскому финалу истории со стороны сотрудников федеральным СМИ было бы гарантировано… У нас же любят суровые для мошенников концы криминальных историй.

Но, следственная машина отчего-то стала буксовать. Следователь по особо важным делам С. Кобзев, который это дело вел, по каким-то невнятным причинам сократил количество рассматриваемых эпизодов квартирного мошенничества до…6! Почему-то, оказались без расследования минимум 14 афер «пандемического периода» с квартирами, доверенности на распоряжение которыми на имена жуликов также оформлялись в черновской нотариальной конторе. И если невнимание сотрудников СК к дому почти отобранному у пенсионера Михаила Алексеевича Рябцева, еще можно как-то было объяснить, тем, что дед был жителем Майкопа – столицы Республики Адыгея (жулики оформляли  на себя в конторе Черновой даже такую столь отдаленную от Краснодара  недвижимость).

Тут вроде юрисдикция республиканского СК, хотя дела вполне можно было объединить в рамках одного расследования. Но вот объяснить почему ни малейшего интереса следователи кубанского СК не проявили к аферам с жильем Анатолия Дмитриевича Фомина,.,  Вячеслава Григорьевича Мозалевского, Юрия Викторовича Захарова, Ангелины Григорьевны Олейниковой, и других стариков (всего в этом списке, как уже сказали 14 адресов), было совершенно непонятно.

Следственные странности продолжились в виде выделения в отдельной производство уголовного дело по Тамаре Муссовне Цикуниб – ключевой фигуре ОПС, тому самому черновскому «черному» нотариусу, без липовых доверенностей которой все это мошенничество было бы в принципе невозможно. Цикуниб предъявили в итоге очень лайтовую… 202-ю ст.ю УК.  «Злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами».

Главная бандерша – цыганка – «черный» риелтор Галина Жестовская была задержана и помещена в Краснодарский СИЗО.  Но смогли удивительно вовремя скрыться от следствия ряд других ключевых членов ОПС. Во всероссийский розыск был объявлен Геннадий Рожихин. Хотя даже журналисты (которые отнюдь не следователи) сообщали правоохранителям, где его спокойно можно было найти в первые недели после объявления в розыск. Откисал жулик в кубанской станице Полтавской, затем перебрался в станицу Кужорскую под Майкопом, где его братья-цыгане какое-то время кормили-поили.  

Отчего-то не смогли следователи найти свидетеля (и, вполне вероятно, соучастника преступлений Я…ского). Данный товарищ после публикаций звонил в редакции, требуя опровержений. Телефон высветился, его сообщали силовикам. Толку от такой полученной информации было ноль. Никто никого не искал.

Источник: Русский криминал

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: