Кто на службе у похоронной мафии Ленобласти?

Сервис 112 и экстренная связь МЧС.

Можно с уверенностью утверждать – нет жителей России, которые не слышали о похоронном криминале. О самой мрачной и, пожалуй, самой теневой отрасли экономики страны написаны тысячи статей и сняты сотни телесюжетов. Однако именно в Ленинградской области, срастание кладбищенского криминала с коррумпированными госслужащими и силовиками достигло такого масштаба, что порождает поистине сюрреалистические картины. Судите сами – в самом престижном Всеволожском районе 47-региона теневым похоронщикам не только доступна вся информация экстренной службы 112, но и абсолютно закрытая, секретная связь МЧС!

Согласитесь – в условиях, близких к полномасштабной войне, секретные оперативные данные о взрывах, пожарах, терактах и прочих ЧП в руках у представителей криминала не лучшие гарантии безопасности для населения.

Rucriminal.info начнет по порядку. Есть во Всеволожском районе дорогое Токсовское кладбище, о криминальных буднях которого СМИ писали многократно. И есть на этом кладбище опытный администратор – Вячеслав Садовников, крепко связанный как с муниципальными властями, так и со всеволожской полицией. Он на фото ниже.

Кто на службе у похоронной мафии Ленобласти?

А еще у Вячеслава есть дочь Екатерина, сменившая девичью фамилию на Артемьева. Екатерина пошла по стопам отца и тоже активно занимается кладбищенским бизнесом – лично продает ритуальные предметы в семейной лавке в соседнем поселке Сертолово,

Кто на службе у похоронной мафии Ленобласти?

и даже до недавнего времени выезжала к родственникам усопших как похоронный агент, что видно из образцов доверенностей ниже:

Кто на службе у похоронной мафии Ленобласти?

Что же плохого в таком семейном подряде, может спросить читатель? Начнем с того, что младший сержант Екатерина Артемьева (Садовникова) – действующий сотрудник МЧС России, работает радиотелефонистом на закрытом объекте связи МЧС (6й отряд 32 часть, расположена в Курортном районе СПб) и в принципе не имеет права заниматься коммерческой деятельностью без уведомления своего начальства и декларирования доходов.

После того, как бравая сотрудница-спасатель едва не попалась, на выезды к покойным ее заменила пара дружественных предпринимателей: ИП Морозов и ИП Макеев. В тот раз полагающихся по закону санкций Артемьевой удалось избежать из-за покровительства начальства. Впрочем, все это просто административные мелочи, ведь на закрытом объекте МЧС Екатерина работает совсем не случайно. Об это мы расскажем чуть ниже, а для начала поведаем о связи похоронного криминалитета с операторами экстренной службы 112.

Как уже писали наши коллеги, во Всеволожском районе Ленобласти работает настоящая теневая диспетчерская служба, распределяющая свежих покойников по аффилированным с мафией похоронным агентам. Организаторами схемы, которая, кстати, уже внедрена и на территорию соседних Курортного и Красногвардейского районов Петербурга, выступают Садовников и его дочь Екатерина Артемьева Главная задача у теневых похоронщиков – как можно быстрее прислать своего агента к родственникам покойного, желательно еще до приезда врачей и полиции.

Агент должен всеми правдами и неправдами вынудить родственников подписать договор на ритуальные услуги и забрать паспорт умершего. После этого семья фактически попадает в ловушку – без паспорта сделать уже ничего нельзя и приходится оплачивать ритуальные услуги по грабительским ценам, в разы превышающим средние по региону.

Так что оперативность – залог успеха теневиков. Ранее тандем получал информацию от вызванных в квартиру полицейских или от бригад скорой помощи. Но настоящие чудеса скорости удалось достичь после того, как Садовников и его дочь познакомились с Русланом Галанцевым. Парень на фото ниже ничем не примечателен, кроме одного – он имеет доверительные деловые связи с телефонными операторами экстренной службы 112.

Кто на службе у похоронной мафии Ленобласти?

Именно операторы 112 самыми первыми узнают о смерти человека, а Руслан является посредником для продажи данных о месте смерти и контактах родственников. Для справки, информация об одном свежем трупе стоит всего 3 тысячи рублей. Вопрос в количестве смертей, полную информацию о которых имеет служба 112.

Молниеносно получая информацию о новом покойном, тандем Садовников-Артемьева успевает прислать своего сотрудника на место не позднее чем через полчаса после сообщения. Для оперативного вывоза тела тандем даже приобрел 15-летнюю «Газель», на которую наклеили обозначения «Специальная». В идеале, после того, как договор подписан, а паспорт покойного лежит в кармане у агента, тело сразу же отправляется в сторону морга на этой самой «Газели».

Кто на службе у похоронной мафии Ленобласти?

Ну а теперь переходим к самому пикантному. Ежемесячные теневые доходы отца Садовникова и дочери Артемьевой – миллионы рублей. Зачем же Екатерина продолжает работать в МЧС и несколько раз в неделю выходить на долгие дежурства телефонистки? Уж поверьте – не только ради ранней государственной пенсии или льготной ипотеки. Дело в том, что именно по закрытой связи МЧС проходит информация о крупных ЧП с человеческими жертвами: от аварий на трассах, до пожаров, взрывов, авиакатастроф и прочих.

Там же оперативно появляются сведения о числе жертв, тяжелораненых, затем списки погибших и пострадавших. Зачастую среди них находятся жители районов, в которых работают теневики. Далее их похоронные агенты отрабатывают привычную схему, заключая договоры с родственниками погибших и зарабатывая своим хозяевам сотни тысяч черных рублей.

Вот такое оно, могущество похоронной мафии в знаковой для страны приграничной Ленинградской области. Разумеется, при поддержке чиновников и силовиков, все это остается совершенно безнаказанным. В первую очередь мы говорим о главе администрации Сертолово Юрии Ходько и ответственных лицах 128 и 88 отделов полиции. Вот основные, хотя и не главные покровители кладбищенских теневиков, исправно получающие с них свою мзду.

Источник: Русский криминал

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: