«Кривая дорожка» Бречалова

Прокуратуру просят проверить «Удмуртавтодор». Результаты проверки могут нанести серьезный ущерб репутации Александра Бречалова и его команды, если и вовсе не приведут к возбуждению уголовных дел.

Как сообщает источник, ситуация с возможной приватизацией ключевого автодорожного предприятия региона, «Удмуртавтодора», грозит серьезными проблемами главе субъекта Александру Бречалову.

На днях в сети появилась петиция с требованием провести аудит деятельности предприятия на период 2017-2020 годы, когда оно из одного из самых прибыльных активов Республики превратилось в черную дыру с постоянными убытками и миллиардными долгами. Подобный аудит наверняка может закончиться вопросами к главе региона и республиканскому правительству.

Появление петиции прокомментировал источник, знакомый с ситуацией. По его словам, предприятие якобы сознательно убивалось в течение всей каденции Александра Бречалова, и лишь с одной целью — приватизировать его в пользу людей, близких к руководству Республики. Появление петиции же он связывает с бездействием региональных правоохранительных органов, прежде всего, прокуратуры. Якобы, из-за «протекции» самого Бречалова, который мог быть не заинтересован в независимом аудите.

Ситуация с «Удмуртавтодором» накладывается на огромные кредитные обязательства Республики, которые появились при нынешнем руководителе. Государственный долг Удмуртии на 1 января 2021 года составил 64,2 млрд. руб. Это на 18,2 млрд руб. больше, чем годом ранее. За год он вырос почти на треть — что это, как не падение в долговую яму?

Спасти от этого и должна приватизация «Удмуртавтодора». Средства от передачи 100% долей предприятия в чьи-то заботливые руки покроют издержки бюджета, сочли лояльные Бречалову депутаты Госсовета. В марте 2021 года они одобрили приватизацию предприятия.

Как объясняла назначенная Бречаловым министр имущественных отношений Анна Боталова, необходимость привлечения инвестора встала из-за необходимости 500 млн рублей для технологического перевооружения асфальто-бетонных заводов и 450 единиц техники. Однако известно, что уже в период падения в финансовое пике «Удмуртавтодор» проводил крупные закупки техники и тех же асфальто-бетонных заводов — видимо, чтобы на другое не осталось денег.

Интересно и то, что сам Бречалов в своем распоряжении о развитии конкуренции указал, что в 2021 году 80% дорожной отрасли должны занимать частные компании. Распоряжение будто специально создано под приватизацию «Удмуртавтодора».

Между тем, это уже не один «Удмуртавтодор». В 2019 году с подачи главы региона, в компанию «влили» другой крупнейший дорожный актив Республики, ДП «Ижевское». Уже тогда было заявлено, что оба предприятия будут приватизированы одним пакетом.

Тогда первый вице-премьер и близкий соратник Бречалова Александр Свинин, отвечая на вопрос о целесообразности продажи актива единым целом, сообщил, что таким образом отсекут тех, кто планирует купить, чтобы попилить имущественный комплекс. В свете развала предприятий его слова выглядят весьма цинично, их цитирует «Коммерсант».

Мы проследили, как компании оказались в минусе настолько, что их решили отдать в частные руки.

Довести до ручки

«Удмуртавтодор» всегда был предприятием исключительно прибыльным, с низкой закредитованностью и 100% выполнением контрактов. Их сумма на сегодня достигла почти 14,3 млрд рублей. В 2017 году Бречалов объявил о перезагрузке дорожной отрасли региона. И тут же взял предприятие под личный контроль, после чего якобы велел изъять оттуда 100% прибыли.

Часть денег могла пойти на оплату Экономического форума в Ижевске. Причем Бречалов взял под контроль вообще всю дорожную отрасль, о чем бодро отчитывалась его пресс-служба.

"Кривая дорожка" Бречалова

С тех пор началось странное. Предприятие оказалось в серьезных минусах. По итогам 2018 года его убыток составил почти 400 млн рублей. Но это не помешало высасывать из предприятия средства дальше через весьма странные закупки. Имея подобный кассовый разрыв, руководство пошло на закупку в лизинг дорогостоящей специализированной техники премиальных брендов.

Так были приобретены 11 экскаваторов «Вольво», по стоимости сопоставимых с 15 экскаваторами аналогичного класса Hitachi. Общая стоимость закупки составила почти 86 млн рублей, она доступна на сайте Госзакупок.

Или четыре мини погрузчика Bobcat-S650, по стоимости равные 10 тракторам МТЗ с похожим функционалом. Стоимость закупки у единственного поставщика составила 45,5 млн рублей, информация также доступна на сайте Госзакупок. Обо всем этом, как, например, о погрузчиках, рассказывали на сайте компании.

"Кривая дорожка" Бречалова

Bobcat-S650 закупили специально, чтобы «утопить» предприятие?

Вишенкой на торте источник называет закупку асфато-бетонных заводов общей стоимостью около 200 млн рублей. О запуске одного из них также есть большой позитивный отчет на сайте компании.

Всего же за последние годы в «Удмуртавтодоре» было приобретено техники на 1,2 млрд. рублей. Делалось это при новом (уже бывшем) руководителе компании, которого якобы предложил сам Александр Бречалов.

Хренов в посудной лавке

Речь о петербургском бизнесмене Михаиле Хренове, с которым Бречалов работал еще в свой «питерский» период. Там Хренов был «дорожным советником» Бречалова, а в сентябре 2020 года приступил к обязанностям гендиректора «Удмуртавтодора». Интересно, что закупки значительной части техники и заводов производились именно в Петербурге у единственного поставщика.

Ранее господин Хренов возглавлял дорожную компанию «Резерв» (бывший «Дорстройкомплект»), которая оставила в Петербурге после себя недобрую память. Она обанкротилась до истечения сроков гарантии на свои объекты, чем подставила весь город.

Как пишет издание «Удм-Инфо», за «Дорстройкомплект» тянется криминальный шлейф — уголовное дело о хищении 11 млн рублей. Кроме того, уже после того, как структура превратилась в «Резерв» и была обанкрочена, суд пытался взыскать с господина Хренова 220 млн рублей, но из этого ничего не вышло. Не знать об этом Бречалов просто не мог. И такого менеджера он привел, чтобы оздоровить дорожную отрасль региона?

Все закупки дорогостоящей техники Хренов проводил при старте в 218 млн рублей убытков и долгов в 430 млн рублей. В прошлом же году сумма долгов компании могла превысить 3 млрд. рублей. Как утверждает источник, придя на предприятие, Хренов якобы уволил большую часть персонала, и завел туда своих людей, раздув штат и повысив им зарплаты в 4-5 раз. С какой целью, кроме уничтожения предприятия, это могло делаться?

В те годы в «Удмуртавтодор» еще не входило ДП «Ижевское». Но и его решили «оздоровить» новым менеджером и новой командой. После банкротства Резерва Хренов работал руководителем в дорожно-испытательном центре «Северо-Запад» в Петербурге. Якобы у компаний, которые отказывались с этим центром сотрудничать, могли возникать разнообразные проблемы.

Там он долго не проработал, а когда ушел, то передал бразды правления своему бизнес-партнеру Александру Асаналиеву. И именно Александр Асаналиев в будущем занял место гендиректора ДП «Ижевское», где проводил закупочную политику по типу описанной выше.

"Кривая дорожка" Бречалова

Михаил Хренов вовремя покинул Республику?

Проработал Асаналиев в новой должности недолго. Летом 2020 года его задержали сотрудники ФСБ по обвинению в превышении должностных полномочий. Об этом писала «Комсомольская правда». Его подозревают в махинациях при ремонте автодороги Якшур-Бодья — Красногорское, который проходил в 2019 году. Отмечается, что это повлекло причинение ущерба в размере более 5,7 млн руб. и тяжкие последствия АО «ДП «Ижевское».

КУ УР «Управтодор» в прошлом году потребовало остановить работы. Но руководство АО «ДП «Ижевское» решило продолжать. В итоге с нарушениями были уложены 2,5 тыс. тонн полотна. Еще в декабре 2019 года «ДП «Ижевское» попыталось сдать трассу, но принимающие отказались подписать документы на такой объект.

При этом материалы и ресурсы на сумму порядка 5 млн рублей оплачены не были. Более того, летом 2020 года дорогу пришлось демонтировать и строить заново. Если гипотеза о намерении утопить предприятия верна, то всё это выглядит логично.

Судя по всему, задержание давнего знакомого Асаналиева не на шутку встревожило Михаила Хренова. Как и призывы оппозиции провести аудит управляемого им предприятия. И в сентябре 2020 года Михаил Хренов резко уволился и отбыл обратно в Петербург.

"Кривая дорожка" Бречалова

В руководстве «Удмуртавтодора» началась небольшая чехарда — будто бы, никто не хочет брать на себя ответственность за ситуацию на предприятии. Сменивший Хренова в конце 2020 года Александр Бреев покинул структуру, проработав едва полгода. На его место пришел Андрей Жиренкин — по слухам, чисто номинальная фигура, которая должна поставить галочки там, где надо при приватизации структуры.

К продаже все готово?

Параллельно этим процессам закупки «Удмуртавтодора» были переориентированы на компании, которые могут быть за людьми Бречалова. Внимание на себя обращает ООО Неруд, которое за последние годы стало главным поставщиком инертных материалов для предприятия. Сегодня сумма госзаказов компании превысила 196 млн рублей. Из них 67 млн — именно с «Удмуртавтодором».

"Кривая дорожка" Бречалова

Сейчас ООО «Неруд» принадлежит Любови Крутовой, ранее — Сергею Миссонову. Однако, по слухам, реальным прошлым собственником компании якобы был никто иной, как Алексей Ческидов. Друг и верный соратник Александра Бречалова по федерации триатлона. С 2016 года Ческидов является вице-президентом этой федерации.

Как промежуточный итог: Республика тонет в долгах, «Удмуртавтодор» тонет вместе с ней, и почти все готово к приватизации. За счет ряда усилий и накачки компании активами (в долг, надо полагать), правительству удалось выйти на смехотворную прибыль в 265 тыс. рублей за 2020 год, а также нарастить сумму активов-нетто до 3 млрд рублей. Будет, как говорится, что приватизировать.

А дороги в Удмуртии остаются все такими же разбитыми и дырявыми, как и бюджет региона, взявшего при Бречалове курс на отчуждение самых прибыльных, самых и ликвидных активов.

Источник: The Moscow Post

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: