Эволюция казней в ЧВК Вагнер

«У главаря ЧВК Вагнер Пригожина на телефоне есть видео, где с «залетчика» сняли кожу живьем».

Корреспонденты побеседовали с источниками, на глазах которых в ЧВК Вагнер менялась идеология и виды казней. Мы приводим этот рассказ с небольшими купюрами:

Эволюция казней в ЧВК Вагнер

«ЧВК «Вагнер» прошел через целый ряд военных конфликтов, совершенно разных по своей природе, поэтому перемены внутри «Вагнера» были постоянными.

Для того же, чтобы прийти к пониманию темы пыток и казней «Вагнера», для начала нужно понять ключевое отличие этой ЧВК от других ЧВК мира. Если все армии и ЧВК стараются избегать лобовых атак с задействованием больших штурмовых групп, то для Вагнера это как раз чуть ли не главная фишка.

Начало: Сирия

Первой масштабной кампанией Музыкантов была Сирия.

Главный противник в Сирии был изначально «чужим»: Дмитрий Уткин заложил свою первичную, понятную большинство первых бойцов философию националистического толка: «мы — славяне, русские, белые». Это не был совсем расизм, но расовые нотки, конечно, были. И в самой Сирии местное население воспринималось в целом не очень хорошо: асадовские солдаты отличались трусостью и далеко не самой лучшей подготовкой, предать они могли по множеству причин, оппозиция тоже не страдала гуманизмом, ну а ИГИЛ и вовсе превратил казни в вид «пыточного искусства» с красивыми съемками и нетривиальными сюжетами.

На тот момент Вагнер еще формировался и искал себя: даже к пятисотым в Сирии относились достаточно мягко — их просто закидывали на разгрузочно-погрузочные работы, используя в качестве грузчиков. Эффективность и тогда стояла во главе угла, но даже в тяжелых штурмах обычно теряли где-то 10% людей.

И было тогда среди Музыкантов немало казаков — людей на войне специфических, больше показушных. Так как времени свободного в Сирии хватало, а боевые действия не носили тотальный характер артиллерийской и прочей охоты друг на друга, то как-то незаметно для всех появилась привычка приносить отрезанные головы «игиловцев» — поначалу за них даже платили. Немного, там какие-то несколько долларов, сейчас даже вспомнить трудно. Практику с оплатой пришлось прекратить, потому что голов таскать стали много: по бородатой башке никто не поймет, действительно ли игиловца прикончили, или это просто кто-то под руку попался. Местные все равно недолюбливали.

А вот кувалда впервые начала применяться уже тогда, но применяли ее против асадовских дезертиров. «Асадовскими» они были условно: там были свои группировки, которые имели своих командиров и сами были больше похожи на ЧВК (только сирийского разлива, т.е. больше оргбанды).

Вагнер, все же, был структурой наемников, а это значит, что помимо армейской простоты и эффективности ставка делается на ритуалы и иные демонстрационные методы. И вот кувалдами частенько били дезертировавших асадовцев.

С игиловцами все было куда жестче, поскольку они пленных пытали жестко и всегда. Соответственно, над ними тоже (а также над сочувствующими, причастными и подозреваемыми) издевались, как хотели — творчество допускалось и как минимум не наказывалось. К тому же наличие свободного времени способствовало, чего уж там.

Эволюция казней в ЧВК Вагнер
Донбасс

Атмосфера в Донбассе была такая: полный хаос, бардак и мародерство, маскируемое под войну. Уже тогда было очевидно, что именно мародерства и собственные системы «судилищ» разлагали даже хороших и толковых бойцов. Что же касается непосредственно жестокости, то Донбасс мог дать фору даже Сирии: жестокость здесь часто носила форму маниакального садизма, которым занимались все.

В то же время пытки оставались самым простым и эффективным способом добывать информацию. В целом в «Вагнере» на такие развлечения отдельных бойцов смотрели сквозь пальцы, хотя никогда и не поощряли. Чем больше было боевых действий, тем больше проявлялась именно эффективность — быстрее добить или расстрелять, но не тратить сил и времени. Те, кто циклился на насилии и пытках, как правило или не отличались рвением в бою, или достаточно быстро погибали сами.

Новое явление, которое приняло неслабый масштаб — это рынок видео реальных пыток. Появился свой черный рынок, появилось и движение. Покупатели видео были разные — от ширпотребных, до тех, кто покупал «эксклюзивы»: иногда даже заказывали вид казни и пытки. Как только начальство просекло, что боевой дух от этого лучше не становится, деятельности у Музыкантов без лишнего шума пресекли.

Планомерно пытки и казни были выведены в ведение безопасников Музыкантов. И кувалдой стали «постукивать» уже по своим дезертирам.

А еще Донбасс привнес культуру уголовного мира и бандитизма. Кстати, военные и чекисты оказались достаточно слабы перед этим вызовом: криминальная культура (презираемая вроде бы как ими) их ослабляла изнутри, переводя цели с реально боевых на меркантильные.

Украина — большая война

Начало войны было хаотическим и сильно похожим на то, что уже было в Донбассе, но очень быстро эта война стала совершенно другой.

Россия проиграла идеологическую битву до 24 февраля, потому что местное население в занимаемых городах большой симпатии к россиянам не испытывало и наводило арту на все, на что могло навести.

В Сирии партизанщины в таких масштабах не было: россияне не любили местных, они не любили россиян, но они боялись и действовали в основном ночью. Несколько даже по-колхозному. На территории Украины было иначе.

Когда в Вагнере пошел массовый набор уголовников, дисциплину завинтили вообще до уровня, которого в обычной армии отродясь не было.

На пике набора с зон в Вагнере расстреливали своих пятисотых, отказников и дерзящих в куда больших количествах, чем расстреливали пленных. Мародерства и изнасилования — табу, потому что там, где рождается мародер или насильник. умирает боец.

Внутри Музыкантов разные казни являются уже полноценным видом фольклора. У Евгения Пригожина на телефоне есть видео, где с залетчика сняли кожу живьем и положили под капельницу, чтобы дольше мучился. Он это видео показывал многократно — чтобы показать, что будет, если убьешь командира. Это для уголовников было, но в целом — рабочая вещь.

Изощренные казни и пытки были, но как только они получали доказательство в виде видео и т.д., каждый раз это оборачивалось проблемами. Да и Игил с его киношным подходом к казням заложил свою основу — возможно, это после них какое-то время была мода на «оригинальность».

«Ветераны» Музыкантов говорят, что уровень жестокости в пытках еще и зависел от тесности пересечения с другими подразделениями — это как вариант «мериться письками» в военной среде, кто круче и жестче реализует казнь. Сейчас Вагнер действуют в основном самостоятельно, что тоже не способствует «духу соревнования» в изощрениях.

Рассказы про оригинальные казни гуляют, но где здесь правда, а где фольклор — не разберешься. Из «классики» раннего Донбасса — разрезание животов и насыпание туда соли, привязывать руки к выхлопной танка, спиливание напильником зубов, отрубание рук и ног с оставлением умирать, «поджарка на вертеле», кастрация, ну и естественно отрезание голов. Из особо извращенных способов — аккуратный пропуск банных тенов сквозь тело и включение на подогрев, частичное сжигание (связывают, поливают бензином кисть или ступни, поджигают).

Каждый новый этап войны вносил свои корректировки, но в целом Вагнер четко пошел по пути дисциплины. Основной вид казни внутри структуры — расстрел, кувалда — это экзотика, символ. Ну а что именно применяют безопасники при дознании — об этом знают только они. Потому что те, кто к ним на жесткое дознание попал, уже ничего не расскажет, а тела в таких случаях обычно сжигают».

Источник: Русский криминал

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: