Истребитель идет на таран жилых домов

Как единорос окружает военный аэродром многоэтажками.

Самое трагичное событие уходящего 2022-го  на Кубани – октябрьская авиакатастрофа в Ейске. Армейский истребитель Су-34 врезался в городскую девятиэтажку. Погибли 15 жителей этого дома.  После были слова соболезнования семьям погибших и пострадавших. Возложение цветов от краевого начальства  к стихийному мемориалу в сопровождении приданного отряда дежурных журналистов, задача которых запечатлеть для пиар-отчетности начальственную скорбь.  Были выплаты семьям погибших и пострадавших. Были  меры по расселению жителей дома на улице Коммунистической, 20/1.

Не закрытыми на конец 2022-го остались, кажется, «всего-то» пара вопросов. Но это главные вопросы:  какие выводы были сделаны из этой трагедии? что краевая власть предприняла для того, чтобы самолеты, взлетающий с военного аэродрома Ейска, никогда более ни угрожали жизни ейчан, даже при случающихся, порой, в небе нештатных ситуациях. Пока ни о каких выводах, и мерах по «предотвращению», к сожалению,  и речи нет. Сочувствовать оказалось проще…  Подробности в расследовании Rucriminal.info.       

Истребитель идет на таран жилых домов

Фото: Евгений Вдовин / 161.RU

Сразу же после трагедии высказали свое мнение заслуженные летчики, специалисты аэродромных служб, военные эксперты. Все они сходились в одном: о необходимых мерах безопасности, как всегда, вспоминают в последнюю очередь. Уже после случившихся аварий. «Культ прибыли у нас в стране вошел в противоречие со здравым смыслом и всеми мерами безопасности — везде. Начиная от застройки зоны безопасности аэродрома на случай летных происшествий… Это важнейший момент. 8 км для 9-этажки — это слишком близко, и это чудовищно вредно для здоровья жителей. Самолеты, взлетающие на форсаже, выбрасывают вредные вещества, есть еще резонансное колебание, и звуковые колебания на этих авиационных режимах очень вредны для организма.

И даже технический состав сегодня обеспечивается шлемами для того, чтобы защитить хотя бы уши. Люди, над которыми взлетают самолеты, не защищены — а это дети, младенцы, старики», — сказал по этому поводу Александр Жилин, военный эксперт, полковник запаса, президент Центра исследования общественных прикладных проблем.

«Аэродромы в нашей стране зачастую имеют именно такую историю: строились практически все в 30-ые годы — во время индустриализации, в 40-ые постепенно развивалась техника, и аэродромы совершенствовались, посадочные полосы удлинялись, а локации оставались, такая история произошла и в Ейске. Плюс город рос и теперь люди, живущие под зоной взлета и посадки, находятся под риском, что и было показано в этот раз, когда самолет врезался в жилой дом», — это слова заслуженного летчика СССР Олега Смирнов. Цитировать такие верные, объективные  оценки можно долго.

Но взгляда на карту Ейска достаточно, чтобы понять: Су-34 взлетел с аэродрома, расположенного на западной окраине города. Коммунистическая, 20/1 – дом в восточной его части. Так что теперь ради безопасности всю эту часть Ейска снести?

Стоит вспомнить историю взаимосуществования аэродрома и города.  

Уже бывшее Ейское летное училище можно назвать старейшим в стране. Еще в годы первой мировой – в 1915-м была создана «Петроградская офицерская школа Морской авиации», которая уже после революции была преобразована  в «Военно-морское авиационное училище им. Сталина». Затем училище переводили в Нижний Новгород, Самару, Севастополь. А в 1931-м   «Школа морских лётчиков и лётчиков наблюдателей», из Севастополя была переведена в Ейск.  Училищу были приданы авиаремонтные мастерские, в 1941 году получившие статус самостоятельного предприятия (570-й авиаремонтный завод). До 1956 года аэродром принадлежал ВВС ВМФ, затем был передан в состав ВВС Северо-Кавказского ВО. На протяжении десятилетий – это был базовый аэродром 959-го учебного авиационного полка.

Ейский высший военный авиационный институт проработал до 2011-го и закрылся в годы сердюковской оптимизации. Тогда были закрыты практически все летные училища. Не только ейское, но и в армавирское, качинское, оренбургское, саратовское, сызранское… 

Практически опустевший ейский аэродром  числился на балансе Минобороны России, как предназначенный «для производства полетов по плану боевой подготовки, полетов транспортной авиации и рейсовых полетов… гражданской авиации». Ну да, летали в Ейск пару гражданских бортов из Москвы и Питера. Но ни тогда, ни сейчас Ейский аэродром не значился в списке гражданских аэродромов страны.  

Когда аэродром в 1931-м открывали, никаких жилых построек рядом и близко не было.  То есть все нормы по приаэродромной территории были, понятно, соблюдены.

Нельзя сказать, что городская застройка стала подступать к аэродрому только после закрытия училища. То есть, чуть более десяти лет назад.  Строили дома в еще в советское время.  Девятиэтажка  на Коммунистической, в которую врезался истребитель  была построена в 1988 году.  Находящиеся рядом 2-й, 3-й и 38-й микрорайоны начали застраивать тогда же. Так что на прописанные в законодательстве нормы безопасности смотрели сквозь пальцы еще тогда.   

Истребитель идет на таран жилых домов

Другое дело, что с конца 90-х годов и по нынешнее время  ситуация с жилой застройкой приаэродромных территорий существенно изменилась. И не только в Ейске стройки  на на таких территориях   ведутся в весьма высоком темпе. В чем интерес фирм-застройщиков понятно. Эта земля – лакомый кусок. Выгоды очевидны. Ведь к аэродромам ведут хорошие дороги – а это транспортная привлекательность жилых объектов, к аэродромам проложены все необходимые инженерные коммуникации: электролинии, водопровод, канализация. Да, существуют немалые ограничения по застройке приародромных зон. Но застройщики, особенно нынешнее их поколение, научились «решать вопросы», использую нужные связи и любовь к взяткам чиновников.   

В самом Ейске застройка уже подошла на 4 километра от торца взлетно-посадочной полосы. Как добывались разрешения, какие связи были задействованы для их получения – вопросы, которые даже после трагедии, так и не заинтересовали никого из могучих краевых правоохранителей.

Когда  в городе еще существовало Ейское высшее военное авиационное училище им. дважды Героя Советского Союза лётчика-космонавта СССР В. М. Комарова, любая гражданская стройка на ПАТ хотя бы согласовывалась с Минобороной. Но после того, как все подобные училища были объединены в  единственное в России Краснодарское летное, количество взлетов-посадок истребителей или транспортников на ейской военной взлетно-посадочной полосе, уменьшилось в разы. Может это дало повод застройщикам активизироваться?

Вялая летная ситуация изменилась с началом СВО. До ее начала, по свидетельствам горожан «летали раз в неделю, раз в месяц». С февраля военный аэродром Ейска заработал с полной нагрузкой.       

После октябрьской трагедии, ейчане обсуждали, вполне возможные еще более ужасные варианты: если бы самолет упал на соседствующий с домом гипермаркет «Магнит», жертв могло быть намного больше. Еще рядом — школа и газовая заправка.

И вот тут и должен бы возникнуть хотя бы у того краевого начальства, что приехало выражать скорбь: что это за новый микрорайон сейчас возводится в опасной близости от ВПП сейчас?

Истребитель идет на таран жилых домов

Фото: Евгений Вдовин / 161.RU

Попытаемся  разобраться, кто же нынче «двигает» город к вновь востребованному военному аэродрому? И почему не слышно по этому поводу ни слова от вечно озабоченной проблемами застройщиков краевой власти?

Сейчас в Ейске неподалеку от аэродрома  строятся очередные корпуса ЖК «Мечта».

Истребитель идет на таран жилых домов
Истребитель идет на таран жилых домов

Сайт застройщика обещает потенциальным новоселам удобство и комфорт проживания. А ведь, чтобы обратить внимание на вполне прогнозируемые проблемы этого, скажем так, неоднозначного жилого комплекса, достаточно в «Одноклассниках» с мнением ейчан ознакомится.   

Истребитель идет на таран жилых домов

Датированы все эти высказывания 2018- 2019-м годом. Озабоченность касается многоэтажек, которые спокойно возводятся на земельном участке (880 соток) между улицами К. Либкнехта и Армавирская в… непосредственной близости от военной ВПП – взлетно-посадочной полосы. Оценить расстояние между «Мечтой» и взлетно-посадочной застройщик предлагает на том же сайте:  поместив спутниковый снимок этой части города. На снимке. ВПП в левом нижнем углу, «Мечта обозначена оранжевым.

Истребитель идет на таран жилых домов

Руководитель компании-застройщика в Ейске человек известный. Низим Багишевич Хамаев, депутат райсовета, конечно, от партии «Единая Россия», учредитель ООО «Терра-Вита»- это оптовый рынок, который расположен по меже с участком ЖК «Мечта». «Злые языки» сейчас приписывают Хамаеву, второе гражданство – Турции, но не думаем, что это может соответствовать действительности, — все же в наше время, когда главным депутатским чувством является чувство патриотизма никакие двойные гражданства у нас сейчас не приветствуются?

Участниками строительства ЖК: фирма «Bordemir» и Ейская строительная организация, созданная 10.05 2018-г под строительство ЖК «Мечта»  —  ООО «Экза». Проектирование ЖК осуществлялось ООО «Технострой»

Истребитель идет на таран жилых домов

Конечно, официально, строительство новых городских многоэтажек, обознается как крупный успех муниципальной стройотрасли. Но на некоторые вопросы ответы хотелось бы получить. 

К примеру, есть ли согласование строительства ЖК «Мечта» с Министерством обороны? Повод сомневаться в наличии необходимых бумаг более чем веский. Учтены ли были при выдаче прочих разрешения на строительство факторы отрицательного воздействия? Их достаточно. Это вредные выбросы отработанного топлива в атмосферу самолётами на взлёте, маневрировании и посадке, радиоизлучения от наземных навигационных средств управления полётами, радиоизлучения от самолетных навигационных средств, шумового давления от работающих двигателей, вероятность падения самолёта 

Казалось бы,  вопрос о том, должен или нет на приаэродромной территории действовать порядок, обеспечивающий безаварийность полётов, безопасность людей, проживающих или работающих в её пределах, имеет всем понятный логический ответ.

В случае с «Мечтой», возможно, отсутствует или проведена с нарушениями экспертиза проекта на предмет соблюдения экологических требований. Если же такая (на сегодня отчего-то секретная) экспертиза имеется, то хотелось бы знать, кто именно ее из кубанских природоохранителей пописал и что за обследования послужили основанием для выдачи разрешительной документации?

Новостройки у аэродромов, к сожалению, это давно уже общероссийская проблема. И, видимо, понимая, что ситуация не имеет разрешения в условиях старых норм, российские законодатели несколько изменили правила размещение объектов на приаэродромных территориях. Стали они более, скажем так, «щадящими». Но в то же время, никакой чрезмерной вольности не допускающие.

Процитируем СНиП 2.07.01-89. Приложение 2: «Требования к согласованию размещения объектов в районах аэродромов и на других территориях с учетом обеспечения безопасности полетов воздушных судов».

«Согласованию подлежит размещение:

  1. Всех объектов в границах полос воздушных подходов к аэродромам, а также вне границ этих полос в радиусе 10 км от контрольной точки аэродрома (КТА).
  2. Объектов в радиусе 30 км от КТА (контрольной точки аэродромов), высота которых относительно уровня аэродрома 50 м и более, независимо от места размещения.
  3. Объектов высотой от поверхности земли 50 м и более…

Запрещается размещать на расстоянии ближе 15 км от контрольной точки аэродрома места выбросов пищевых отходов…. Отличающихся привлечением и массовым скоплением птиц»  (Вспомним, что было названо причиной августовской трагедии? Чайки, попавшие в двигатель. Помоечных голубей на контейнерных мусорных площадках строящегося ЖК,  будет трудно убедить облетать стороной мусор на контейнерных площадках. Которые расположатся куда ближе 15 км от контрольной точки аэродрома).

В 2017-м был принят 135-й Федеральный закон. Прежние ограничения, предполагающие необходимость согласования строительства и реконструкции объектов капитального строительства с собственником аэродрома, которые действовали в границах приаэродромных территорий, установленных на основании статьи 46 Воздушного кодекса Российской Федерации и пункта 58 Федеральных правил использования воздушного пространства Российской Федерации, изменились. Но и новые правила определяют перечень необходимых согласований. В частности, согласование новостроек в ПАТ (приаэродромной территории) военных аэродромов с Минобороной обязательно.   Это помимо согласований с муниципалами, в ведении которых муниципальная земля, включая приаэродромную территорию.

И вот как, при всех этих вопросах было получено разрешение на возведения ЖК «Мечта»? Не может же быть оправданием «увядание» летной активности ейского аэродрома, которое длилось  до нынешнего февраля? Даже несмотря на то, что взлеты посадки здесь были редки, аэродром находился на балансе Минобороны, и никто его закрывать не собирался.  Мало того, были реализованы крупные проекты  по реконструкции этого аэродрома.  В 2014-м была сдана в эксплуатацию новая взлетно-посадочная полоса длиной 3, 5 километра (как в обновленном аэропорту  Геленджика)  и шириной 60 метров, что позволит принимать все типы самолетов без ограничений. 

С 2015-го аэродром имеет четыре ВПП.  И хотя, реализацию этого проекта связывали с было обозначенным созданием игровой зоны в соседнем Щербиновском районе (что не было реализовано), но все же благодаря реконструкции в перспективе Ейск вполне может стать главным аэродромом Азовского побережья. Двойного назначения, то есть, принимающего, в том числе, и гражданские воздушные суда.  О закрытии этой воздушной гавани (что дало бы полную свободу любым застройщикам) и речи никогда не шло А, значит, по этому аэродрому все нормативы должны же были соблюдаться.

Можем предположить, как решил их по ЖК «Мечта» депутат-единоросс Хамаев.  Ни для кого не секрет, что Назим Багишевич поддерживает тесные контакты с начальником управления имущественных и земельных отношений администрации Ейского городского поселения Татьяной Викторовной Яценко. Супруг Яценко, работает заместителем начальника Управления по организации деятельности Широчанского сельского округа Ейского городского поселения у Хамаева Сабира Багишевича (который старший брат Хамаева Н.Б.). Так что вполне возможно, что именно Яценко или вверенные ей сотрудники оказывали содействие в оформлении земельного участка, а так же, уменьшении его кадастровой стоимости под строительство ЖК «Мечта».

Что может служить хоть каким-то оправданием «подползанию» многоэтажек к аэродрому?

Ну может то, что на момент получения разрешительных документов по ЖК «Мечта»  не было принято решение по установлению приаэродромной территории? Но и четыре года назад это вовсе не означало, что и застройщики, и чиновники «сопровождения» могли действовать по принципу «что хочу, то и ворочу».

Насколько опасной для новоселов может быть проживание в «Мечте»? Помимо вредных воздействий расположенного по соседству аэродрома, есть, пусть и небольшая угроза повторения октябрьской трагедии.  Ведь катастрофа Су-34 – далеко не единственное трагичное происшествие. К сожалению, это вовсе не исключительный случай – а всего лишь последний эпизод в довольно большом списке ейских катастроф. 

18 октября 1967 года, над станицей Ясенская, на высоте в 700-800 метров,  произошел отказ двигателя самолета МиГ-17 курсанта 3 курса Ейского летного Игоря Щипанова. Пилот не стал катапультироваться над станицей, сумел «перетянуть» самолёт через за зону жилых построек, попытался произвести посадку с убранным шасси. Шипанов погиб. Сегодня именем Игоря названа школа №21 в станице Ясенская.

27 июня 1973 года, катастрофа самолёта МиГ-15, аэродром Ейск.  Экипаж: лётчик-инструктор,  старший лейтенант Филипченко Ф. М. и курсант 4-го курса Векшин Г. В. Самолёт упал после взлёта в районе с. Кухаривка. Оба члена экипажа погибли.

23 июля 1982 года, авария самолёта Су-7Б, пилотируемого курсантом 3-го курса А. Л. Тихомировым. Курсант благополучно катапультировался, самолёт разбит.

Летом 1985 года произошла еще одна катастрофа самолёта Су-7Б. Самолёт после взлёта упал в Ейский лиман, лётчик — курсант Воробьёв погиб.

28 июня 1986 года. Катастрофа транспортного самолёта Ан-12. Борт перевозил личный состава и груз. На месте падения самолёта возник сильный пожар. Погибло 10 человек.

В августе 1986 года (точная дата неизвестна) произошла авария самолёта Су-7Б. Курсант 4-го курса Тунко И. чудом остался жив.

8 августа 1988 года, катастрофа летающей лаборатории Ан-12. На его борту находилось 55 человек, включая членов экипажа, в результате катастрофы погибло 25 человек.

12 июля 1990 года, катастрофа самолёта Л-39, пилотируемого курсантом Мальневым М. Самолёт упал в Азовское море близ станицы Должанской. Курсант погиб.

В советское время обо всех этих трагедиях писать было запрещено. Но и в недавнем прошлом уже был трагичный эпизод. 

18 октября 2018 года.  Катастрофа самолёта Л-39. Самолёт упал в море в 1,5 км от ст. Должанской,  лётчики — Владислав Неледва и Андрей Середин, погибли.

Четыре года спустя авария Су-34 врезавшегося в жилой дом на Коммунистической, «открыла» список погибших гражданских.  До этого момента, гибли только военные.

Истребитель идет на таран жилых домов

Источник: Русский криминал

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: