Грязь советского футбола

Как знаменитый спартаковец оказался в щупальцах спрута.

Если кто-то полагает, что советский чемпионат был чище российского, глубоко заблуждается. Известный спортивный журналист, автор книг о футболе Алексей Матвеев приоткрывает завесу над грязью в популярной игре.

ЧЕМОДАНЫ «ЛЕВЫХ» ДЕНЕГ

— Когда молодой наш отец принес первую зарплату за игру в футбол своей матушке, моей бабушке, та буквально руками всплеснула от удивления. «Ты себе такие немаленькие суммы позволяешь! Я за прилавком каждый день стою, и ни разу не видела подобных денег», — сказала бабуля. Это правда. Футболисты и тогда находились в привилегированном положении, им неплохо платили. А наша бабушка получала за свой нелегкий ежедневный труд от силы рублей пятьдесят. Очень мало даже по меркам того времени. В сравнении с тем же футболом, — вспоминает дочь легендарного атакующего защитника «Спартака» Анатолия Крутикова – Наталья.

Грязь советского футбола
Крутиков Анатолий

Однажды папа обронил: «Мне кажется, сейчас мы живем лучше, чем, когда я в футбол играл». Отец оценивал по количеству и качеству того, что было у нас в советское время, и по сегодняшний день. На что мама заметила: «Это потому так видится, что нынче мы состарились, и нам ничего особенного уже не требуется. В молодости много чего хотелось купить в дом, семью». Может, она и права.

После пребывания в Караганде, где наш Анатолий Федорович возглавлял местную команду, папа и не помышлял больше о работе тренера. Вроде как покончил с этим раз и навсегда. Нравы в большом футболе жуткие, омерзительные. Со слов отца, дельцы от большой игры приезжали на матчи первенства с чемоданами «левых» денег. Понятно, на какие цели, и кому они предназначались.

Подкупали арбитров, чиновников, игроков, тренеров из команд-соперниц. Делали все открыто, абсолютно никого не стесняясь, и не опасаясь. Как само собой разумеющееся. Прямо в карманы наличные совали еще до начала матчей – за «нужный» для их команд результат. Словом, у кого деньги, тот и чемпион. Страшная, чудовищная коррупция царила!

Получается, никого это в руководстве футболом не волновало. Никаких расследований, оценок, оргвыводов. Папа в закулисные игры отказывался играть наотрез. Ему органически, даже физически претила ненормальная обстановка в любимом футболе.

Противно донельзя. Сильно удручало, просто «убивало», — как специалиста, человека. Вот о таких неприглядных вещах рассказывал нам отец. И в сердцах покинул тренерское ремесло. Казалось, навсегда.

Со слов папы, в бытность его футболистом «Спартака» подобное и представить себе невозможно. Рядом – неподкупные, честные товарищи по игре, столь же порядочные люди на тренерском мостике.

А тут дельцы заранее «расписывали», кому чемпионом и призерами становиться, каким командам вылетать. Зачем тогда играть, на поле выходить? – задавался риторическим вопросом наш папа. И не находил ответа, кроме испытанного им чувства горечи, даже гадливости. Тьфу, противно до слез!

С таким, несколько прямолинейным, честным, открытым характером Крутиков обрекал себя уйти из футбола. Что он и сделал. Никогда не смирился бы с подобным положением дел в игре.

Дедушка наш умер в 1972-м. Со слов мамы, ситуация такая, — не на что хоронить старика. Настолько тяжело жили материально в иные периоды. Не оказалось в тот момент свободных денег. Ну, как-то вышли с огромным трудом из положения. У нашей мамы болезнь развилась на нервной почве.

Папа стремился работать, как мог. Совсем уж без дела не оставался, хотя такие периоды, как нетрудно догадаться, случались, и неоднократно. Какое-то время трудился в ДЮСШ московского «Спартака», завучем, по-моему. Опять же за команду ветеранов поигрывал, чуть не до 70 лет.

Позвали в Нальчик, местный «Спартак» тренировать. Все же согласился, скрепя сердце, из дома не хотел уезжать. В столицу Кабардино-Балкарии звал и маму. Та, поразмыслив, отказалась папу сопровождать. Объяснила просто: «Представь, тебя спустя год освободят из команды, что тогда? – говорила отцу. – В Москве у меня работа, неплохая зарплата». Разумно рассуждала, с заботой о семейном благе. Все-таки, ассистент режиссера на «Мосфильме» — неплохая должность, приносившая определенный доход.

КОЗНИ СТАРОСТИНА

У отца, конечно, страшная обида на некоторых людей, в том числе, причастных к «Спартаку». Грусть, тоска, безысходность, — мама характеризовала временные отрезки жизни именно так. Вспоминать подчас не хотелось, действительно, мрачные периоды случались, — говорит Наталья.

Грязь советского футбола
Николай Старостин

Тот же Старостин, например, в футбольной команде одно время не работал. Но в обществе «Спартак» он продолжал числиться. Офис располагался недалеко от станции метро «Красносельская».

Как-то отец пересекся по делам в здании спортобщества с Николаем Петровичем, завязалась беседа. Мэтр поинтересовался у папы, почему он и ряд игроков не хотят, чтобы он, Старостин, работал в команде. Отец в меру интеллигентно, с присущей ему прямотой ответил: «Вы уже немолоды, дайте нам, пожалуйста, шанс «рулить» клубом. Попробовать свои силы».

Позднее понял, что, тем самым, поставил на себе «крест». Судя по всему, Старостин не забыл строптивость бывшего подопечного. Дальше всячески пытался «задвинуть» папу как можно дальше, глубже. Сужу хотя бы по тому, что отец позднее не мог найти подходящую для себя работу. Наверное, это происходило не случайно, и не вдруг, на мой взгляд.

События относятся к периоду, когда папа покинул «Спартак» после крайне неудачного сезона. Возглавляемая им команда в 1976 году вылетела в первую лигу. Анатолий Федорович никогда не посвящал нас, даже маму, в служебные дела. На немногие вопросы неизменно отвечал: «Это мое дело, где, когда и с кем работать».

Как-то отцу пообещали трудоустроиться. Редкий случай, когда родители поехали вместе общаться с потенциальным работодателем. Прибыли на место в оговоренное время. Папе в очередной раз дали «от ворот – поворот». Уехали не «солоно хлебавши». Пережили, особенно отец, очередное унижение. Ну, как, люди приехали, их даже не приняли, на порог не пустили. Свинство, скотство. Тоже ведь неспроста делалось, видимо, акция целенаправленная.

На откровенную издевку смахивало. Можно представить состояние родного нам человека. Внешне никак не проявлялось. По характеру – стоик, ноль эмоций. Молодец. Ни малейшего налета отчаяния, тем более, паники. А ведь регулярно измывались. Позовут на переговоры, и – ничего, пшик один.

Источник: Русский криминал

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: