Где деньги Сечина знает Ващенко?

Под контролем главы «Роснефти» Игоря Сечина при не самых понятных обстоятельствах могли оказаться множество вкусных активов

Как стало известно, «БМ-банк» продал акции Московского винодельческого завода «Корнет». Покупателем стала компания «МС Девелопмент», заплатившая за актив 3,2 млрд рублей. МС Девелопмент принадлежит Алексею Коновалову и Ольге Жук. Они же через ООО «Фобос Инвест» владеют компанией «Стик Инвест», которая ранее могла действовать в интересах кипрского офшора Riverstretch Trading & Investments (RT&I). Его совладельцем называли Павел Ващенко — фигуру, которая, по слухам, является «кошельком» Игоря Сечина.

Кроме того, Алексей Коновалов может быть хорошо знаком с женой Игоря Сечина Мариной Сечиной. В 2016 году УК «Управление», гендиректором которой был Коновалов, якобы в интересах Марины Сечиной приобретала акции ЗАО ФЦСР застройщика проблемного жилого комплекса «Кутузовская миля».

Что же касается упомянутой «Стик инвест», то в декабре 2019 года она приобрела на торгах у «Промсвязьбанка» 5 тыс. кв. м. в здании Центрального телеграфа (ЦТ) в Москве.

Тогда ряд экспертов говорили, что компания могла действовать в интересах RT&I, а также O1 Properties, которые консолидировали площади ЦТ.

Коновалов является учредителем сразу 255 компаний. Как такое может быть, если он самостоятельная фигура? Возможно, что бизнесмен –  подставной руководитель?

Ващенко

Кроме Ващенко, Riverstretch Trading & Investments неоднократно связывали с банкиром Романом Авдеевым, ранее представлявшим интересы «Роснефти». Ващенко, в свою очередь, может иметь отношение к ГК «Регион» — структуре, по слухам, тоже близкой к Игорю Ивановичу.

Долги и уголовные дела

Ранее Павел Ващенко был одним из топ-менеджеров ГК «Регион». Он же является соучредителем компании «Финэстейт». Его партнёр по этому бизнесу — Валерий Михайлов. Тоже «многостаночник» — учредитель 18 организаций.

Именно «Финэстейту» и Михайлову сейчас принадлежит ООО «Бизнестраст» — компании, которой, как писали «Ведомости«, может принадлежать RT&I

Ващенко

Как писали «Ведомости«, Михайлов — полный тёзка человека, который дал $2 млн на следственный эксперимент над бывшим министром экономразвития РФ Алексеем Улюкаевым. Последний сейчас отбывает срок в тюрьме. Совпадение?

Компания Riverstretch Trading & Investments, которую часто пытаются связать с Павлом Ващенко, не любит публичности. Оно и понятно. Например, недоброжелатели не раз распространяли слухи, будто RT&I с Ващенко и якобы стоящим за его спиной Сечиным «подвела под монастырь» основателя «Дон-строя» Максима Блажко.

Если это правда, то сделать это могли для получения активов Блажко. Сначала, в 2016 году, RT&I выкупила у «Сбербанка» долг Максима Блажко на $275 млн. Об этом писал «Коммерсант«.

А конце 2017 года после задержания Блажко по подозрению в злоупотреблении полномочиями RT&I получила в рамках соглашения с заемщиком торгово-развлекательный комплекс «Щука». После этого офшору достался еще один актив Блажко — бизнес-центр Nordstar Tower.

Максим Блажко – «жертва» Павла Ващенко и Игоря Сечина в борьбе за активы?

Интересно, что руководитель представительства RT&I в России Алексей Мазин в 2011–2014 годах работал заместителем директора департамента по работе с недвижимостью инвестиционной компании «Регион» (ГК «Регион»).

В сентябре 2018 года завершилась передача в пользу RT&I активов владельца O1 Group Бориса Минца. Кирпский офшор получил O1 Properties и ФГ «Будущее», владеющие соответственно офисами класса А и пенсионными фондами «Будущее», «Телеком союз», «Социальное развитие» и «Образование». Сумма сделки $1,5 млрд.

Как и в ситуации с Максимом Блажко, активы достались офшору за долги. Сначала группа была должна крупную сумму денег «Московскому кредитному банку». Но затем банк внезапно переуступил долги своему акционеру — концерну «Россиум» Романа Авдеева. Тому самому, которого не раз упоминали в одной связке с RT&I  и Игорем Сечиным.

Стоит ли удивляться, что вскоре «Россиум» переуступил этот долг RT&I?

В сентябре 2018 года произошла еще одна крупная сделка. Павел Ващенко стал косвенным владельцем 18,85% акций НПК «Объединенная вагонная компания» (ОВК). Об этом писали «Ведомости«.

Причем Ващенко сделал это в разгар корпоративного конфликта между ОВК и «Сафмаром» Михаила Гуцериева. Такое ощущение, что Ващенко, за спиной которого может быть Игорь Сечин, всегда появляется там, где зреет конфликт или уголовное дело. И получает собственность. Уж не организованы ли некоторые эти конфликты специально?

В начале 2019 года Ващенко снизил свою долю в ОВК до 1,3%. Видимо, актив оказался слишком проблемным.

Еще до всех этих событий, в 2016 году, Павел Ващенко был владельцем компании «Профитинвест». В ней лопнувший «Внешпромбанк» (ВПБ) заложил по депозитам «Роснефти» недвижимость на сумму 16 млрд руб.

Непонятно, куда делись эти деньги, а после недвижимость была реализована на публичных торгах. Некоторые игроки рынка тогда посчитали это выводом денег из госкомпании.

Если за Ващенко действительно стоит Игорь Сечин, то зачем ему столько активов в самых разных областях? Недвижимость, вагоны, пенсионные фонды, а теперь еще и винодельческие заводы?

Из всех этих структур на счета той самой RT&I (да и других офшоров) могут выводиться миллиарды денег. Причем, часть из них может иметь бюджетное происхождение.

Сечин, который итак зарабатывает миллиарды в «Роснефти» (ходили слухи, что в 2014 году его состояние достигло пика в более, чем 17 млрд долларов) готовит себе запасные аэродромы?

Значит, что то знает о том, что дальше будет с Россией и его активами здесь? И что об этом можно подумать в контексте нефтяного кризиса, в котором некоторые склонны винить Игоря Ивановича?

Источник: The Moscow Post

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: