Джако имел обширные связи в среде «воров в законе», госслужащих и силовиков

В банде Джако — «передай привет» — означало «убей»

Верховный суд рассмотрит вопрос о месте рассмотрения уголовного дела Аслана Гагиева (Джако), обвиняемого в заказных убийствах 12 августа 2021 года. Решить вопрос с территориальной подсудностью не могут уже третий месяц. Заявление в Верховный суд подал заместитель генерального прокурора России: в ходатайстве указано, что в Северной Осетии судить Гагиева небезопасно для участников процесса. 9 июня заявление генпрокуратуры Верховный суд удовлетворил, однако адвокаты Гагиева обжаловали это постановление. По мнению защиты, судить Гагиева надо на родине.

Джако имел обширные связи в среде «воров в законе», госслужащих и силовиков
Аслан Гагиев

Аслан Гагиев, более известный под кличкой Джако, одна из самых колоритных фигур в теневом бизнесе Северного Кавказа. Обвиняют его организации преступного сообщества, бандитизме, незаконном обороте оружия и заказных убийствах. Публикуем содержащиеся в «деле Джако» показания одного из ближайших сподвижников Гагиева Георгия Дзугутова (Жоха).

«Показания допрошенного в качестве подозреваемого, обвиняемого и свидетеля по уголовному делу, Дзугутова Г.З., согласно которым примерно с октября 2007 года он состоит в преступной группировке, находящейся под общим руководством Гагиева Аслана Митиаевича, имеющего прозвища «Джако», «Брат». В своем кругу их преступную группировку по аналогии с итальянской мафией называли «Семья».

По его данным их «Семья» стала осуществлять свою преступную деятельность примерно с 2003 года, она построена по иерархическому принципу и главным ее руководителем являлся Гагиев А.М. В период с октября 2007 года по декабрь 2013 года в их «Семью» входило не менее шести групп, в каждую из которых входило от 3 до 15 человек. Во главе каждой группы были свои лидеры (бригадиры), которые подчинялись непосредственно Гагиеву А.М. или его «правой руке» Джиоеву Артуру Батрадзовичу, имевшему прозвища «Фигура», «Сынок» и занимавшему особую роль в «Семье», поскольку тот являлся племянником Гагиева А.М.

В последние полтора-два года в их «Семье» он занимал фактически третье место после Гагиева А.М. и Джиоева А.Б. В его обязанности в основном входило: принятие мер к оказанию различной медицинской помощи членам «Семьи» и их родственникам, родственникам Гагиева А.М., друзьям и знакомым последнего, а также передача указаний Гагиева А.М., в том числе и преступных, руководителям групп, а также иным членам их «Семьи», передача информации, полученной от руководителей групп (бригад), Гагиеву А.М. Кроме этого, на него в целях дальнейшего извлечения прибыли, были возложены обязанности по созданию, организации и контролю легального телевизионного бизнес-проекта в сфере предпринимательской деятельности.

Лидерами групп, входивших в их «Семью», в период с 2007 по 2013 годы являлись Сергей по прозвищу «Армян», Гагиев Олег Сергеевич, имевший прозвища «Ботэ», «Малыш», Торчинов Алан Дмитриевич, имевший прозвище «Чес» («Счес»); Кокоев Денис Вальтерович, имевший прозвище «Монах»; Дзарахохов Олег Хаирбекович, имевший прозвище «Колобок», и Секинаев Бахром Акимович, имевший прозвище «Барон». В группу Кокоева Д.В., по его данным, входило не менее трех человек, а именно: сам Кокоев Д.В., Кусов Георгий Солтанбекович и парень по имени Аслан, являвшиеся жителями Республики Северная Осетия-Алания. В группу Сергея («Армяна»), действовавшую до конца 2012 года, входили: сам Сергей («Армян»); парень, представлявшийся именем Максим, имевший прозвище «Пионер», Юртов Юрий, и возможно иные лица.

В группу Гагиева О.С., существовавшую до 2009 года, входили: сам Гагиев О.С., Зассеев Инал, бывший сотрудник УБОП МВД Республики Северная Осетия-Алания, которого все называли Романом; Джусоев Александр (отчество не знает), имевший прозвище «Чк» или «Кч»; Кудзиев Таймураз, имевший прозвище «Темо»; Габеев Мурат, имевший прозвище «Мурка», являлся бывшим сотрудником прокуратуры одного из районов Республики Северная Осетия-Алания; Багаев Иван, который имел прозвище «Толик»; Слонов Гиви (являлся сотрудником милиции Республики Северная Осетия-Алания); Багаев Роберт, имел прозвище «Робсон». В группу Торчинова А.Д., действующую примерно до весны 2012 года, в качестве структурного подразделения их «Семьи», входили: сам Торчинов А.Д., Ватаев Фидар Олегович, парень по прозвищу «Батик»; Таутиев Эрик Харитонович по прозвищу прозвище «Труп».

В группу Дзарахохова О.Х. по его данным входили: Сугаров Чермен, имеющий прозвища «Чера» и «Старый»; парень по имени Олег; парень по имени Тамик или Тамерлан, неизвестный парень, являвшийся сотрудником ГАИ МВД по РСО-Алания и еще несколько неизвестных лиц, в том числе сотрудники МВД по РСО-Алания. В группу Секинаева Б.А., по его данным, входили не менее пяти-семи человек, а именно: сам Секинаев Б.А., парень по имени «Мисост», парень по прозвищу «Тото», Тибилов Артур, Плиев Валерий, являющийся родным братом члена их «Семьи» Плиева Марата и, возможно, еще кто-то.

Джако имел обширные связи в среде «воров в законе», госслужащих и силовиков
Суд над членами банды Джако

Кроме перечисленных лиц, в их «Семью», находящуюся под общим руководством Гагиева А.М., входили и иные лица, которые не подчинялись напрямую руководителям групп, однако, выполняли отдельные указания Гагиева А.М., в том числе и преступные. Последний имел обширные криминальные связи и знакомства в среде преступных авторитетов и «воров в законе», а также связи среди государственных служащих и сотрудников правоохранительных органов Российской Федерации и Республики Северная Осетия-Алания.

Преступная деятельность их «Семьи» распространялась в основном на Республику Северная Осетия-Алания, а также Москву, Московскую область и, возможно, на другие регионы России. Гагиеву А.М. как руководителю их «Семьи» подконтрольны несколько коммерческих организаций, расположенных на территории Республики Северная Осетия-Алания, г. Москва и в одной из европейских стран. В их «Семье» существовала строгая дисциплина, указания Гагиева А.М. исполнялись беспрекословно, члены «Семьи» в своей преступной деятельности были обеспечены всеми необходимыми техническими средствами, радиостанциями, телефонами, айфонами для переговоров по скайпу, автомобилями количеством в общей сложности около ста штук, в том числе и похищенными автомобилями, используемыми в ходе совершения тех или иных убийств, оружием, практически неограниченными финансовыми возможностями.

Конспирация в их «Семье» была на очень высоком уровне, телефонная связь была конспиративной, сим-карты и телефонные трубки менялись систематически в месяц по нескольку раз. Многие члены «Семьи» не знали, где живут остальные её члены. Указания о подготовке и совершении тех или иных преступлений, происходившие при помощи конспиративной телефонной связи, как правило, передавались «Джако» лидерам групп через посредников, через него и Джиоева А.Б. путем зашифрованных фраз, выработанных на протяжении многих лет в связи с осуществлением преступной деятельности.

Выход из «Семьи» или неповиновение её лидеру — Гагиеву А.М. («Джако») карались смертью. За период  нахождения в «Семье» его членами,  по указанию Гагиева А.М. было совершенно, из известных ему, порядка 30 убийств на территории Республики Северная Осетия-Алания, г. Москвы и Московской области. Так, если Гагиевым А.М. по тем или иным причинам принималось решение об убийстве какого-то лица, то последний вначале встречался с одним из лидеров преступных групп (бригад), входящих в их «Семью», то есть с Бегларяном С.Л., Гагиевым О.С., Дзарахоховым О.Х., Секинаевым Б.А.,  Кокоевым Д.В. Гагиев А.М. встречался именно с тем из руководителей преступной группы (бригады), которой поручалось совершить то или иное убийство.

В ходе встречи Гагиева А.М. с руководителем одной из перечисленных преступных групп (бригад), лидер «Семьи» лично передавал руководителю группы (бригады) указание об убийстве какого-либо человека. При указанных встречах Гагиева А.М. с конкретным  руководителем преступной группы (бригады), тому прежде чем совершить убийство поручалось, установить слежку и наблюдение за человеком, которого собирались убить, также в ходе данных встреч Гагиевым А.М. обычно вырабатывалась определенная зашифрованная фраза, которая означала, что конкретного человека необходимо убить или поторопиться с его убийством. Данными зашифрованные фразами могли быть следующие слова: «Передай привет», «Купи машину», «Сделай подарок», «Пересчитай деньги», либо иные фразы. Указанные зашифрованные фразы всегда звучали и передавались на осетинском языке, иногда на русском.

При наступлении определенного момента, когда необходимо было приступить уже непосредственно к убийству человека, Гагиев А.М. передавал ему либо Джиоеву А.Б., как правило, при помощи конспиративной телефонной связи указанную зашифрованную фразу, чтобы он или Джиоев А.Б. в свою очередь довел её непосредственно до одного из руководителей преступных групп. Он или Джиоев А.Б. передавал полученную от Гагиева А.М. или Джиоева А.Б. зашифрованную фразу конкретному руководителю преступной группы также при помощи конспиративной телефонной связи. Руководитель преступной группы (бригады), получив от него указанную информацию в виде зашифрованной фразы, знал, что необходимо убить того человека, ликвидация которого обсуждалась ранее с Гагиевым А.М. и вместе с лицами, входившими в его преступную группу, приступал, к убийству данного человека.

Джако имел обширные связи в среде «воров в законе», госслужащих и силовиков

В период его нахождения в «Семье» механизм передачи информации, при помощи зашифрованной фразы об убийстве того или иного человека распространялся, как правило, только на руководителей трех групп — Дзарахохова О.Х., Кокоева Д.В. и Секинаева Б.А. На Гагиева О.С. по прозвищу «Ботэ» и Бегларяна С.Л. данный механизм передачи информации об убийстве того или иного человека не распространялся. Когда убийство поручалось преступной группам, находившимся под руководством Гагиева О.С. и Бегларяна С.Л., вся информация об убийстве того или иного лица поступала последним непосредственно от Гагиева А.М., без посредников.

Как только в их «Семью» вступало отдельное лицо или  какая-либо преступная группа (бригада), то её лидеру Гагиев А.М. объяснял и требовал, что для связи с членами преступной группировки необходимо иметь конспиративные телефоны и сим-карты, постоянно менять их, не пользоваться длительное время одними и теми же мобильными телефонами и сим-картами. Также Гагиев А.М. пояснял всем членам «Семьи», что те указания, которые дает лично последний, нельзя ни с кем обсуждать, ни при каких обстоятельствах, указания Гагиева А.М. запрещалось обсуждать даже среди членов «Семьи».

По указанию Гагиева А.М. он организовывал встречи между руководителями групп. Так, не менее чем через месяц, после того как в марте 2012 года Секинаев Б.А. уехал из г. Москвы в Северную Осетию, по указанию Гагиева А.М., он при помощи конспиративной телефонной связи с Торчиновым А.Д. и Секинаевым Б.А. организовал их встречу в г. Владикавказ или в г. Беслан. При этом он понимал, что встреча Секинаева Б.А. с Торчиновым А.Д. была организована для того, чтобы последний передал Секинаеву Б.А. какое-либо оружие или похищенный автомобиль для совершения в последующем того или иного преступления, а также мог передать деньги или радиостанции».

Источник: Русский криминал

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: