«Договорняки» в советском и российском футболе

Как продают матчи.

Неискоренимые «договорняки». Можно ли с ними бороться ? Злободневную тему затрагивает известный спортивный журналист, автор книг о футболе Алексей Матвеев.

ПОРА ДЕЙСТВОВАТЬ, А НЕ ЖВАЧКУ ЖЕВАТЬ

— Сегодня президенты клубов, бизнесмены, работающие на команды, договариваются о фиксированном результате по телефону, либо при личных встречах, так было и, вероятно, будет, если не начнем наводить порядок, — с горечью и решимостью в голосе констатирует знаменитый голкипер Анзор Кавазашвили. – Уже давно назрела необходимость создать при РФС независимую структуру, которая будет подчиняться только бюро футбольного ведомства, а не исполкому. Потому что в его состав входят, как правило, послушные, беспомощные, непрофессиональные люди. Туда вошли бы уважаемые всей страной специалисты, — к примеру, юристы, завершившие карьеру футболисты, судьи, тренеры. Смелые, честные, решительные, прекрасно знающие изнанку большого футбола, люди. Их следует наделить полномочиями решать: был «договорняк», или нет.

Разумеется, решения будут приниматься после просмотров «странных» матчей, мнений разных специалистов, и так далее. Еще можно работать в тесном контакте с МВД, — попытаться внедрить своих людей в ряды «теневиков». Если требуется в определенных случаях, то и прослушку установить. Даже стоит в некоторых эпизодах провоцировать представителей команд взять деньги, и на их передаче задержать футбольных взяточников. Как это делается сотрудниками правопорядка в других сферах жизни. Футбол разве исключение из правил?

«Договорняки» в советском и российском футболе
Анзор Кавазашвили

— Не боюсь ли «раскручивать» мафиози от футбола? Будьте спокойны – не боюсь! Как не боятся и мои коллеги, друзья – Евгений Ловчев, Александр Бубнов, другие замечательные игроки, тренеры. Они готовы хоть сейчас этим заняться. Предлагал я это делать еще прежнему президенту РФС Вячеславу Колоскову, позднее Виталию Мутко, — ни должной реакции, ни тем более решительных действий от них не дождался. А почему, спрашивается, нельзя было ввести в упомянутую мной структуру молодых ребят – Смертина, Онопко, других футболистов их поколения? Приличные, честные, знающие специфику большого футбола,  мастера.

Болельщики иногда спрашивают: «Наверное, никому из чиновников ваши предложения по оздоровлению футбола просто не нужны, никто из них не заинтересован в чистоте популярной игры?»

— Действительно, складывается такое впечатление, — продолжает Анзор Кавазашвили. – По-моему, руководители футбола не созрели для борьбы с негативом, а пора бы уже начать действовать. Знаете, почему они этого не делают? Да потому, что не хотят для себя лишней головной боли, мечтают спокойно, без проблем жить, никого, не дай бог, не обидеть. Представьте, начнут, все-таки, дергать околоспортивных «жучков», какая шумиха может подняться! Встанут на защиту своих команд мэры городов, губернаторы регионов. Мол, что это вы нас незаслуженно обижаете? Очень не хочется чиновникам футбольного союза портить отношения. Игра в России агонизирует? Ничего, стерпится. По такому принципу живут функционеры.

В РФС просто боятся профессионалов, во всяком случае, боялись. В бытность руководителем Колоскова исполком этой организации безропотный, почти бессловесный, из его состава постепенно изгонялись люди деятельные, смелые.

— За торжество справедливости в нашем футболе могу горло перегрызть, не страшны мне возможные угрозы, шантаж, — утверждает популярный мастер. — Я через это в свое время прошел. И не сломался. Как не поймут чиновники: даже за попытку очистить наш чемпионат от дельцов, потомки наверняка благодарили бы. А так сто процентов проклянут – за малодушие, равнодушие.

Безусловно, многое, если не все, зависит от нас. От нынешнего руководства РФС. Если бы они не испугались, поддержали ветеранов футбола в борьбе с негативом, да еще снабдили бы их орудием этой борьбы, цены бы им не было. Есть ли хоть призрачная надежда на перемены в отечественном первенстве? Легендарный вратарь все же рассчитывает на лучшее.

ДЕВОЧЕК ЗА… ПРОПУЩЕННЫЕ МЯЧИ

1964 год, переигровка за звание чемпиона страны между тбилисским «Динамо» и столичным «Торпедо», на финише первенства обе команды набрали одинаковое количество очков. И выявляли сильнейшего в «золотом» матче в столице Узбекистана Ташкенте.

— Но еще задолго до этого поединка мы играли в середине сезона с теми же тбилисцами на их поле, и уступили – 1:3, — вспоминает Анзор Амберкович. – По ходу встречи я пропустил один из мячей в дальний от себя угол, удар коварный, все было в динамике, отразить не представлялось возможным. Уже по окончании матча слышу от нашего знаменитого форварда Валентина Иванова: мол, зачем я специально «пенку» пустил. Опешил от такого заявления партнера. «Валя, как тебе не стыдно подозревать меня в таких вещах?» — только и сказал я. Впрочем, списал на горячность ту реплику Иванова, он и в самом деле был иногда чрезмерно эмоциональным.

Однако тот неприятный разговор, отчасти поразивший голкипера торпедовцев, запал ему в душу. И зримо вспомнился как раз накануне переигровки, ведь снова предстояло биться с тбилисским «Динамо», теперь непосредственно за золотые медали. А это куда ответственнее, чем календарный поединок чемпионата.

…В холле ташкентской гостиницы, где жили торпедовцы в преддверии переигровки, Анзора буквально атаковали незнакомцы, видимо, поклонники «Динамо»: «Мы для тебя все сделаем: машину купим, дом роскошный, девочек симпатичных привезем, только пропусти мячики, пожалуйста. Нам нужна победа». Анзору слышать это – как нож в сердце. Противно до слез. Едва разместились москвичи в своих номерах, как вратаря побеспокоил охранник отеля: дескать, к вам сестра родная приехала.

— Выхожу в холл, смотрю, совершенно незнакомая тетя стоит, просьба аналогичная той, что была несколькими минутами раньше. Так повторилось раз пять. Мне это донельзя надоело, просто взбесило, — делится Кавазашвили.

Тогда вратарь торпедовцев решил поговорить с уважаемым Аркадием Вольским, болельщиком «Торпедо» со стажем, тогдашним партийным секретарем «ЗИЛа». Он, разумеется, не мог пропустить важную встречу своей команды, прилетев вместе с ней в Ташкент. Да и, по сути, Вольский воспринимался Анзором как отец духовный, игроки нередко делились с партийным боссом своими переживаниями. А здесь тем паче сложилась необычная, даже непростая ситуация.

— Так и так, Аркадий Иванович, пристают ко мне незнакомые люди вот с такой, очень даже настойчивой просьбой, — вспоминает Анзор Амберкович. – Я, конечно, невзирая ни на что, играть буду. Однако не подумайте ничего плохого обо мне, если пропущу. Ведь в футболе всякое бывает. И, если вы мне не верите, то стоять не смогу без доверия…

Тренеры, руководители клуба посовещались с Вольским, решили согласиться с доводами Анзора: давление на него оказали сильнейшее до начала «золотого» матча, психологически вратарь был подавлен. В такой ситуации вместо Кавазашвили поставили в ворота Эдуарда Шаповаленко.

— Мы начали здорово, вели 1:0, Валька Иванов чудеса техники показывал. Но еще в первом тайме потянул заднюю поверхность бедра и вынужденно заменился. Без него выиграть сложно такой поединок. Тут еще Датунашвили стал забивать один за другим мячи чуть ли не с отметки углового. В общем, — 1:4. А в 1965-м мы уже всех громили, ни о какой переигровке речи быть не могло. Безоговорочно стали чемпионами страны.

СПАРТАКОВСКИЙ «ДОГОВОРНЯК»

Неприятные чувства испытал Анзор, выступая в другом столичном клубе – «Спартаке». По словам самого вратаря, в составе «красно-белых» он столкнулся с явлением купли-продажи матча в первый и в последний раз.

— Играли в Одессе с «Черноморцем». Медали уже не светили, а хозяевам позарез нужны очки, чтобы обезопасить себя от вылета из высшей лиги, — вспоминает Анзор Амберкович. – Вижу, наши защитники явно не в своей тарелке: то Иванов ногу неестественно поднимет, и мяч со свистом летит в мои ворота, то Абрамов почти беспрепятственно пустит соперника на ударную позицию. Я все подчищаю, отражаю. Поле разбухло от нескончаемого дождя, месиво страшное. Соперники давят, нагнетая нешуточное напряжение.

Вот бывший наш форвард, перешедший в Одессу, Женя Евлентьев, выбегает один на один со мной, и бьет с носка, — беру. Он подбегает и буквально орет: «Ты что делаешь, Анзор?» Встаю с газона, и с некоторым удивлением отвечаю: «Мяч ловлю, а что?» «Не можешь пропустить, тебе разве никто ничего не сказал?» — продолжал биться в истерике Евлентьев. «Кто и что должен был сказать?» — соперник сразу осекся, видимо, ему стало неловко за свою неуместную тираду.

В перерыве, по дороге в раздевалку, Анзор спрашивает незадачливых партнеров: «Вы что, игру продали?». Вратаря пытались разуверить. В раздевалке Николай Петрович ходил задумчивым, Никита Павлович Симонян, похоже, тоже никак не мог понять, что часть его подопечных, возможно, сдала игру сопернику, договорившись о «нужном» результате еще до начала матча. Где-нибудь в гостинице или при встрече в злачном месте…

«Договорняки» в советском и российском футболе
Никита Павлович Симонян

Анзор стал журить партнеров, призывать их: давайте соберемся, нельзя столько непростительных, детских ошибок допускать. Старостин поддержал вратаря: мол, играть надо всерьез, эта команда нам по силам, и так далее.

— Однако эти призывы прозвучали, словно глас вопиющего в пустыне, их мало кто услышал, — рассказывает Анзор Амберкович. – Во втором тайме тоже самое продолжилось. Наши пускают на убойные позиции даже защитников «Черноморца». До поры, до времени все беру. До конца игры три-четыре минуты. По правому краю влетает в штрафную площадь Евлентьев, защитники расступаются, он выбегает со мной один на один. Пытаюсь сократить угол, перекрыть для него ворота. Но отразить удар с близкого расстояния не могу. 0:1. После такого «упорного» поединка «разговор по душам» откладывать не стал, очень резко говорил с партнерами, все-таки, пользовался авторитетом в команде. Конфликта не было, все понимали – я прав. Сидели в раздевалке с опущенными головами. Повторюсь, на моей памяти это единственный «договорняк» в составе «Спартака».

ХОХМА. ОТ ДОГОВОРНОЙ НИЧЬЕЙ?

Теперь, после серьезной отповеди Анзора Амберковича в адрес своих партнеров (все равно очень им любимых), стоит расслабиться. Байка по-своему замечательная. О том, как не нужно готовиться к футбольным матчам, чего стоит категорически избегать, и с кем, может быть, никогда не надо общаться накануне игр.

Прилетают московские торпедовцы, в составе которых выступал и Анзор Кавазашвили, в Кутаиси на матч со своими одноклубниками. Из родного голкиперу Батуми повидать родного сына и брата приезжают мама Анзора и чуть ли не все его родственники. Что тут сказать, соскучились, чувства легко понять. Навезли всякой вкуснятины: хачапури, жареных поросят, кур, домашнего винца. Словом, машину, на которой все это и доставили, доверху набили потрясающей едой. Заур, родной брат Анзора, отнес съестное в ресторан гостиницы. Сама игра одноклубников из Москвы и Кутаиси начиналась в тот же вечер – в шесть по местному времени. Брат предлагает Анзору: «Позвони вратарю кутаисцев, Роини, пусть приедет, посидит с нами».

Роини — давний приятель Анзора, можно сказать, вместе выросли в Батуми. «Как же он приедет, ведь сегодня игра, Роини сейчас на сборах с командой», — урезонивал брата Анзор. Позвонили, Роини, все-таки, приехал. И началось пиршество!

Стол буквально ломился от еды, на часах – двенадцать дня. По маленькому кусочку поросенка, курочки, по глоточку вина. Как признался сам Анзор Амберкович, стоит только соблазниться, и трудно себя остановить. Тем более, в день матча Кавазашвили всю свою карьеру по традиции обходился чашечкой кофе и маленькой шоколадкой. Но, бывали и редкие исключения.

— Живот тогда просто разбух, пища-то весьма тяжелая, — смеется вратарь. – Выходим вечером играть, все мои родственники сидят на трибуне, переживают за обе команды, за меня в особенности. Опростоволоситься в их глазах, конечно, не хотелось. Ведь за мной давно укрепилась слава классного, профессионального голкипера. Бьют мне – пропускаю. Согнуться не могу – полный еды живот не пускает. Вроде мячик рядом летит, — сместись, руку подставь, прыгни, наконец. Ан нет. И друг мой, Роини, из кутаисского «Торпедо» тоже ничего не может поделать. Ему бьют – он пропускает, мне – я вроде «пенку» не ловлю. Так и сыграли, представьте, — 3:3. Хохма. «Договорняк»?  Нет! Просто согнуться не могли. Стало для меня уроком на всю оставшуюся футбольную жизнь. Больше никогда себе близко не позволял…

Источник: Русский криминал

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: