Дьяченко: «Ельцин пожалел о решении оставить пост президента. Но было поздно»

Аудиоповесть, как президента будили на войну с заговорщиками

Бывшей зять президента Бориса Ельцина Алексей Дьяченко (был женат на дочери Ельцина Татьяне) опубликовал фрагменты своей будущей книги «От Ельцина до Путина. И обратно». В ней немало интересно. Вот, как экс-член Семьи описывает уход Ельцина с поста главы государства. 

Дьяченко: «Ельцин пожалел о решении оставить пост президента. Но было поздно»
Алексей Дьяченко

«Ельцин досрочно уходит с поста Президента. Под Новый год! Неожиданно и красиво. Я знаю, что его уговорила уйти Татьяна. Никто другой не посмел бы даже поговорить на эту тему. Мне кажется, что потом он пожалел об этом решении. Но было поздно.

Впрочем, даже эпизод с уходом не означает, что Ельциным кто-то мог манипулировать. Советовать могли. Давить никогда не могли. Заставлять тем более. Много раз он вообще не реагировал на советы. Преимущество Татьяны заключалось в том, что она хорошо знала его внутренние струны. Как по-настоящему любящая дочь».

Алексей Дьяченко называет и круг лиц, которые через Татьяну Дьяченко и напрямую могли влиять на решения Борис Ельцина. Приводим эту цитату.

«Любой Президент изолирован от реальной жизни плотным слоем чиновников. И в этих условиях важно неформально доносить информацию из разных сфер. Особенно важен для такой миссии человек, который не боится Бориса Николаевича (с его-то характером и темпераментом!) и потому способен говорить Президенту правду, даже если она очень горькая.

При этом Татьяна никогда не навязывала собственное мнение. Она умела чётко и грамотно, без искажений доносить мнение других. Особенно она ценила людей с самостоятельным видением, с аналитическими способностями. Напомню, в советское время она работала программистом на большой вычислительной машине, считала баллистические траектории. Она была окружена ребятами с головой. Тяга к интеллектуалам осталась у неё навсегда. Службисты, замирающие при виде начальства с открытым ртом, нравились ей гораздо меньше. Кто же были те люди, чьи идеи она ценила? Назову их. Для молодёжи, которая не помнит то время, назову ещё и их должностное положение.

Анатолий Чубайс (член правительства), Валентин Юмашев (глава администрации Президента), Роман Абрамович (депутат Госдумы, потом губернатор Чукотки), Александр Волошин (высокопоставленный сотрудник администрации Президента, а потом её глава), Георгий Сатаров (помощник Президента), Владислав Сурков (высокопоставленный сотрудник администрации Президента), Игорь Шабдурасулов (Генеральный директор Общественного российского телевидения), Борис Березовский (заместитель секретаря Совета безопасности, потом – Исполнительный секретарь СНГ).

Помимо трансляции определенных идей были и ситуации, когда требовалась решительность. В некоторых таких ситуациях пришлось действовать и мне. К глубокому моему сожалению, ибо я старался держаться подальше от этой кремлевской кухни. Это моё «уклонение от влияния», как мне кажется, Ельцин во мне ценил».

Бывший зять Бориса Ельцина Алексей Дьяченко рассказал подробности о нашумевшем скандале, который произошел во время предвыборной кампании выборов Президента России 1996 года.

Он напомнил о том, что глава президентской службы безопасности Александр Коржаков дал команду задержать активистов предвыборного штаба Ельцина, в том числе Сергея Лисовского, которые выносили из Дома правительства упаковки из-под пачек бумаги фирмы Xerox. В коробках находилась огромная сумма денег.

«Коржаков задержал активистов предвыборного штаба Ельцина, которые выносили в коробке деньги. Возник реальный кризис. Бизнесмены, участвовавшие в предвыборной кампании, испугались. Некоторые ожидали ареста. Татьяна находилась с ними ночью в особняке Березовского (так называемом «доме приёмов ЛогоВаза» на Новокузнецкой улице), пытаясь погасить панику. Бизнесменам казалось, что если она покинет особняк, то их немедленно арестуют. Что было вполне возможно. Татьяна звонит мне и просит немедленно разбудить Бориса Николаевича. Честно говоря, я был в шоке.

Прямо скажем, нерадостная миссия. Но что делать! Захожу в его спальню. Он спит. Хотел включить свет. Потом передумал. Оставил открытую дверь. Свет шёл из коридора. Трясу его за плечо. Он просыпается. Очень недовольный. Мягко говоря. Объясняю: «Проблемы. Это важно». В итоге он встаёт. Надевает свой спортивный костюм «Адидас» и идёт в кабинет. Кому он звонил и что говорил – не знаю, не слышал. Утром он снял Коржакова с должности шефа Службы безопасности Президента. Уволены были и главные союзники Александра Васильевича – директор ФСБ Барсуков, первый вице-премьер Сосковец».

В нашем распоряжении есть прослушки из архива Березовского, сделанные в этот исторический для России момент.  У читателя есть уникальная возможность не только прочитать о происходившем у первоисточника – Алексея Дьяченко, но и услышать, что говорили в этот опасный момент участники событий, как вели себя: Борис Березовский, Наина Ельцина, Алексей и Татьяна Дьяченко, Анатолий Чубайс.

19 июня 1996 года. Утро. Дом Приемов ЛогоВаз, служивший штаб-квартирой Бориса Березовского. Начальник департамента культуры и информации Аппарата Правительства РФ Игорь Шабдурасулов сообщает Березовскому об имеющейся у него информации о задержании Лисовского, которой, в свою очередь, с ним поделился Михаил Лесин, погибший в 2018 году в США при весьма странных обстоятельствах. Березовский благодарит Шабдурасулова за сообщение. Шабдурасулов просит Березовского проверить информацию.

Дьяченко: «Ельцин пожалел о решении оставить пост президента. Но было поздно»
Татьяна Дьяченко и Наина Ельцина

Как следует из записи, Березовский перезванивает Татьяне Дьяченко и сообщает ей о полученной информации, отметив при этом, что у него в Доме Приемов сидит Владимир Гусинский, Анатолий Чубайс и Игорь Малашенко. Дьяченко удивляется. Березовский говорит о намерениях обнародовать инцидент в СМИ, сообщая, что «подтягивает сюда камеры НТВ». Дьяченко пытается остановить Березовского и просит подождать, перепроверив информацию. Березовский не без пафоса заявляет, что «если будет работать связь, он обязательно перезвонит».

Дьяченко говорит, что ей все это сильно не нравится; что это, возможно, провокация. Березовский резко раздражается, переваливает ответственность на Шабдурасулова, уводя Дьяченко от темы разговора. Он говорит, что ему все сообщил Шабдурасулов, а провоцировать могут только Коржаков и Барсуков. Дьяченко долго думает, но, соглашается, с Березовским. Тот спрашивает: «.. а что, мы должны, что ли, сидеть, пока всех, что ли, арестуют? Как вы считаете, Татьяна?» Потом он передает слово Гусинскому, который уже в более лояльной и дружелюбной форме сообщает, что они сейчас будут все выяснять и что все нервничают; вокруг Дома Приемов стоит «море каких-то машин».

Дьяченко: «Ельцин пожалел о решении оставить пост президента. Но было поздно»
Гусинский, Малашенко, Березовский

Согласно записям, находящимся в нашем распоряжении, вновь передает трубку Березовскому. Дьяченко пытается разобраться, спрашивая о правильности комментариев в передаче НТВ по поводу Бориса Федорова, Березовский резко отрезает, что этим процессом он не управляет и отдает трубку Игорю Малашенко. Дьяченко спрашивает его об обострении ситуации, Малашенко нервно и с издевкой спрашивает, о чем она говорит, не об обострении ли в Чечне и о том, что происходит вообще.

Дьяченко заявляет, что их специально толкают на провокацию, Малашенко, интонационно давая окружающим понять недовольство собеседницей, «.. ну да, наверное, толкают..». Отдает трубку Березовскому: «На, поговори, я уже не могу.» Березовский, уже более дружелюбно, объясняет, что никакой истерики не будет, и что если слухи не подтвердятся, то будет тишина, но если Лисовского арестовали, то «будут другие действия». Договариваются быть на связи. Дьяченко умоляет его не предпринимать никаких действий.

На второй записи, Татьяна Дьяченко разговаривает с Наиной Ельциной. Последняя говорит, что не смогла выполнить ее просьбу и дозвониться Лебедю на мобильный телефон. Дьяченко требует дозвониться и найти. Ельцина пытается найти Лебедя через спец. коммутатор, но ничего не получается. Дьяченко говорит, что это очень странно, что спец. коммутатор не может найти секретаря Совбеза.

Ельцина продолжает свои попытки. Диктует телефон приемной Совбеза. Дьяченко спрашивает мать, почему бы ей не позвонить самой. Та отказывается.

Ельцина спрашивает, почему она не позвонила Михаилу Ивановичу (Барсукову) и не выяснила, в чем дело. Дьяченко отвечает ей словами Березовского о бесполезности этого действия. Безо всякой связи заявляет, что: «у нас единственный выход, чтобы выиграть выборы – это уволить их обоих».

Ельцина не совсем понимает ситуацию, но Дьяченко давит на нее. Апеллирует к тому, что, «как смел ей говорить Барсуков», что она причастна к этому делу.

Дьяченко зовет к телефону своего мужа, Алексея, и спрашивает, уснул ли папа (Борис Ельцин). Тот отвечает, что у него был приступ, и он уснул. Дьяченко дает указания, что, как только папа придет в себя с утра, он (Алексей) должен убедить Ельцина в том, что его единственный выход – уволить Коржакова и Барсукова. Дьяченко просит убедить Ельцина в том, что во всем виноваты Тарпищев, Барсуков и Коржаков. Что его позиция, на самом деле, не его, а навязана ими и что увольнение – единственный шанс выиграть выборы.

Источник: Русский криминал

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: