Дело «Бест Клин» и «B&B»

Почему жертвы рейдерского захвата сидят в СИЗО?

Рейдеры становятся потерпевшими и через коррупционные связи устраивают социум оппонентам «сладкую жизнь» в СИЗО. Читайте расследование с материалами прослушки.

С чего все началось?

В 2013 году у отечественного производителя бытовой химии «Бест Клин» (основная компания в группе «B&B») возникли юридические разногласия с поставщиками. За помощью владельцам компании Александру Балаховскому и Якову Босинзону посоветовали обратиться к юристу Дионисию Золотову.

Сам Золотов представился родственником начальника Службы безопасности президента России Виктора Золотова и другом председателя Следственного комитета России Александра Бастрыкина. Золотов утверждал, что друзья могут по его просьбе возбудить любое уголовное дело. Юрист даже передвигался на автомобиле с дипломатическими номерами.

Дело «Бест Клин» и «B&B»

В тот момент предприниматели еще не знали, что встретили уже осужденного мошенника и афериста, ранее носившего имя Денис Тумаркин. Невероятные возможности, о которых говорил Золотов, впечатлили предпринимателей, и владельцы «Бест Клин» согласились с ним сотрудничать.

С сентября 2013 года, вскоре после знакомства с Золотовым, в офисе ООО «Бест Клин» и на производстве начались необоснованные проверки УВД по ЗАО ГУ МВД России по г. Москве. На этом фоне Золотов убедил бизнесменов, что за 1 млн долларов США сможет защитить компанию от проверок правоохранителей. Но уже спустя несколько недель после того, как мошенник получил деньги, в офисы компании снова пришли силовики уже из соседнего Юго-Западного округа.

На вопрос владельцев компании, почему так произошло, Золотов ответил, что это уже не полиция, а Следственный комитет, а значит и сумма для защиты будет теперь другая. Помимо еще 2 млн долларов США, Золотов потребовал передать ему 30%-ую долю бизнеса Балаховского и Босинзона.

Своих трогать не будут, объяснил Золотов.

Через несколько дней после передачи денег Золотов совместно с Босинзоном и гендиректором «Бест Клин» Савоськиным приехали к следователю СУ по ЮЗАО ГСУ СК РФ по Москве Марату Тамбиеву. Следователь принес свои извинения за обыски и отдал все ранее изъятые вещи.

Дело «Бест Клин» и «B&B»
Дело «Бест Клин» и «B&B»

После этого Золотов предоставил ряд телефонов Балаховскому и Босизону на случай, если он будет недоступен. Люди из списка, в который попали высокопоставленные представители структур МВД, СК и прокуратур, якобы могли решить все проблемы вместо него. В этом списке оказался и Марат Тамбиев с личным мобильным телефоном.

5 3 Дело «Бест Клин» и «B&B»
6 1 Дело «Бест Клин» и «B&B»

Напомним, сотрудники ФСБ задержали начальника следственного отдела по Тверскому району по Москве Марата Тамбиева при получении взятки в особо крупном размере.

Громкое задержание следователя СК: взятки и участие в рейдерстве

В январе 2014 года Золотов вошел в состав учредителей ООО «Бест Клин», оформив договор купли-продажи 30%- ой доли в уставном капитале за 5 млн рублей. По итогу получилось, что приобретение доли Золотов оплатил деньгами, переданными ему Балаховским ранее. По факту реальная оплата продажи доли, как рассказывают Балаховский и Босинзон, не происходила.

В мае 2014 года Золотов предложил создать холдинг «B&B». В соглашении о создании холдинга написано, что Балаховский являлся председателем и мажоритарным акционером. Роль Золотова свелась к обеспечению безопасности бизнеса. Однако уже в июне в отношении компании вновь начались проверки со стороны следователя Марата Тамбиева.

В такой ситуации Золотов убедил Балаховского и Босинзона, что активы компании нужно перевести на другие юридические лица, не вызывающие интереса силовиков, и для этого процесса представил им свое доверенное лицо Игоря Бурковского. В итоге из ООО «Бест Клин» вывели товарные знаки и оборудование, продав их ИП Дувидовичу К.Г.

Для ускорения спасения холдинга Золотов решил стать гендиректором «Бест Клин» и 5 августа 2014 года вступил в должность. Но уже через несколько дней 11 августа его задержали по обвинению в мошенничестве.

Воспользовавшись ситуацией, Бурковский решил занять место Золотова. Сначала он рассказал владельцам компании, что Золотов — это обычный мошенник, который сам же инициировал первые проверки компании, заплатив Тамбиеву. Также Бурковский рассказал историю о том, как на производство приезжал ряженный генерал с целью разыграть представление об участии Золотова в защите компании. Затем убедил их, что спасет бизнес и их самих от возможного задержания. Но для этого им нужно было выйти из состава «Бест Клин» и подарить свои доли в компании его доверенному лицу.

Контакт с помещенным в СИЗО Золотовым Бурковский взял на себя. Как он сообщил Балаховскому, все бумаги Золотов согласовал и подписал через адвокатов.

Позже было обнаружено, еще в июле 2014 года в налоговой службе зарегистрирован новый устав ООО «Бест Клин», якобы утвержденный Балаховским, Босинзоном и Золотовым. Снять директора, согласно новому уставу, можно только единогласным решением всех учредителей.

В действительности протокол собрания учредителей компании о принятии новой версии устава был фальсифицирован, что подтвердила экспертиза, проведенная ООО «Знатоки» в сентябре 2021 года. Как установили эксперты, версия нового устава противоречила российскому законодательству об обществах с ограниченной ответственностью, что делало его ничтожным. Кстати, следствие отказалось проводить почерковедческую экспертизу данного протокола, несмотря на то, что в обвинении постоянно ссылается на его нормы.

7 Дело «Бест Клин» и «B&B»
8 Дело «Бест Клин» и «B&B»
9 Дело «Бест Клин» и «B&B»

Все же в тот момент Бурковский убедил Балаховского и Босинзона подарить их 70%-ую долю в «Бест Клин» аффилированному ему лицу Антипову Г.В.

В январе 2015 года оставшиеся у компании товарные знаки были переданы Дувидовичу. При этом Бурковский гарантировал, что подписал все договоры у Золотова через адвоката.

В сентябре Антипов как владелец компании сменил Золотова на посту гендиректора, подделав протокол общего собрания участников ООО «Бест Клин». К примеру, в протоколе указано, что Золотов присутствовал на собрании, хотя в это время он находился в СИЗО.

Уже тогда понимая, что основатели «Бест Клин» спасли товарные знаки, Антипов обратился в полицию с заявлением в отношении Балаховского и Босинзона по факту мошенничества и незаконного вывода имущества. Но в возбуждении уголовного дела ему отказали в связи с отсутствием состава преступления.

В мае 2016 года Арбитражный суд Московской области установил взаимосвязь Антипова с Золотовым и Бурковским, а договоры дарения долей Антипову признал недействительными.

Когда Балаховский и Босинзон вернули свои доли, на должность гендиректора назначили Олесю Каплистую. К этому моменту срок полномочий Золотова уже истек.

В период управления компанией Золотовым и Антиповым деятельность «Бест Клин» была приостановлена, денег на счетах компании не было, а налоговая отчетность не подавалась. Эта ситуация привела к тому, что ООО «Бест Клин» не смогло своевременно выполнить свои обязательства перед контрагентами. В итоге в июле 2017 года ООО «Бест Клин» признано банкротом, а в апреле 2018 года компания ликвидирована.

Но еще в январе 2017 года владельцы компаний добились возбуждения уголовного дела в отношении Бурковского за попытку рейдерского захвата ООО «Бест Клин». Сегодня дело приостановлено из-за розыска обвиняемого.

В дальнейшем венгерская компания BellaBenBalur, приобрела права на товарные знаки у ИП Дувидовича, которые ранее перешли к нему от «Бест Клин». Затем ООО «Производственная компания БК «B&B» заключило лицензионные договоры на использование этих товарных знаков.

Старый знакомый

Когда в мае 2019 года Золотов вышел из тюрьмы, он обратился в полицию с заявлением о мошенничестве. Согласно его заявлению, во время его директорства основными активами были 13 товарных знаков. Но затем они были похищены мошенническим путем и переоформлены на BellaBenBalur. Золотов считает, что Савоськин, Балаховский и Босинзон подделали документы о передаче исключительных прав на товарные знаки Дувидовичу без его ведома. И ему как участнику общества с 30%-ой долей причинен ущерб более 50 млн рублей.

В основу обвинения легло заключение эксперта из ООО Консалтинг групп «ПРАЙМАУДИТ», в соответствии с которым следствие оценило ущерб от реализации готовой продукции с использованием товарных знаков в 3,5 млрд рублей. Соответственно 30 % доли от этой суммы составило более 1 млрд рублей.

Помимо этого, Золотов считает, что его снятие с должности гендиректора произошло незаконно, как и назначение на эту должность Олесю Каплистой.

Защитники потерпевших отмечают, что собственником товарных знаков изначально являлось ООО «Бест Клин», а не Балаховский, Босинзон или Золотов. Соответственно, только ООО «Бест Клин» может рассматриваться потерпевшим по уголовному делу.

Также защита ссылается на экспертную оценку стоимости исключительных прав на товарные знаки, проведенную ООО «Консалтинговая группа Территория». Общая их стоимость составила всего 13 млн рублей. А 30%-ая доля в уставном капитале «Бест Клин» по состоянию на декабрь 2013 года составляет 8,8 млн рублей.

Вызывает огромные сомнения цифра 35 млрд за товарные знаки. Как следствие подошло к оценке — высчитало стоимость всей продукции, когда-либо выпущенной под этим знаком?

В отношении Балаховского, Босинзона и Савоськина возбудили дело о мошенничестве. Обвиняемым также вменяется незаконное использование товарных знаков, нарушение патентных прав, отмывание денег и злоупотребление полномочиями. Когда всех троих задержали и поместили в СИЗО, на них началось колоссальное давление.

Вымогательство как цель преследования

Сначала, со слов Балаховского, Золотов требовал передать ему 4 млрд рублей за прекращение инициированного им уголовного преследования. Потом эта сумма снизилась до 2 млрд, а затем до 600 млн рублей.

В случае невыплаты Золотову денежных средств, владельцам компании угрожали расширить круг обвиняемых, привлечь к делу дочь Балаховского Татьяну, сына Михаила и сотрудницу Олесю Каплистую.

Как заявляет Балаховский, в июне 2021 года в следственном изоляторе «Бутырка», где он содержался, Золотов угрожал ему в присутствии следователя Кирилла Архарова, что организует перевод в «Матросскую тишину», где его встретят так, что он отдаст не только деньги, но и перепишет весь бизнес.  Более того, Архаров, со слов Балаховского, наблюдая за происходящим, лишь сказал «закрыть рот и слушать, что говорят люди».

Позже 71-летний Балаховский был переведен под домашний арест из-за тяжелого состояния здоровья. По словам Балаховского, Золотов убедил его, что со своими возможностями создаст обвиняемым невыносимые условия в любом из следственных изоляторов города Москвы.

После слов Золотова о том, что он решает, в какую камеру кого сажать и кого содержать в карцере, Босинзона перевели сначала в камеру, где, по словам адвоката, ему угрожали физической расправой, передавая привет от Золотова, а потом поместили его в карцер. Причастность Золотова и его адвоката Павла Власкина к влиянию на жизнь осужденных доказывается аудиозаписью разговора Власкина и адвоката Балаховского.

Аудиозапись №1 «Разговор Власкина и адвоката» (А – адвокат, В – Власкин)

А: – Ну а с Яшей вы, конечно, там тоже молодцы там газуете, конечно, круто по поводу того, что его.

В: – Не ну а че он а че он не соблюдает правила режима? (Адвокат еще не сказал «карцер», а Власкин уже высказал свою осведомленность)

А: – Ну а Яша то тут причем вот? Я так понял его в карцер закрыли. 

В: – Ну карцер конечно, он нарушает режим, он в карцере вот поэтому.

В: – Его же, я как понимаю, сейчас содержат, где пожизненников содержат.

А: – Да ладно?!

В: – Или туберкулезников, како-то ***, там камера сказали *** ***, что там все капает, ржавые шконки, мокрые полы.

По словам Балаховского, адвокат Власкин даже ему показывал проекты процессуальных документов о привлечении его дочери Татьяны в качестве обвиняемой и объявлении ее в розыск. Цель преследования Татьяны проста – подавить волю ее отца.

Об этом предупреждал Власкин и адвоката Балаховского:

Аудиозапись №3 «Разговор Власкина и адвоката» (В – Власкин).

В: – Сейчас на днях, на днях, вот чтобы ты понимал, повестки полетят через адвокатов его детям. Тане и Мише. Предупреди. Тане и Мише прилетят повестки на допрос. Два раза не пришли, привод ***. Еще раз не пришли — объявление в розыск. И все. То есть там блин ребята набрали ход такой, что их не остановишь.

В условиях безысходности Балаховский пошел на переговоры с Власкиным. Тот рассказал ему, что 600 млн рублей, который Золотов от него требует, это минимальная сумма, поскольку не менее 200 млн рублей из них будут выплачены «архаровцам», участвующим в расследовании уголовного дела. Власкин также подтверждал в разговоре с адвокатом, что термин «архаровцы» относится к следователям, занимающимся делом Балаховского.

Аудиозапись №7 «Разговор Власкина и адвоката». (А – адвокат, В – Власкин)

А: – Ну это главный архаровец он же будет лояльным, он же в курсе всего вообще, как бы конфетки, как бы тоже я так думаю?

В: – Ну естественно, ну *** странно.

А: – Ну все.

В: – А как процесс останавливать?

В: – Естественно все заинтересованы, все заинтересованы. Поверь мне. Все же хотят чай с конфетами попить.

А: – Ну конфетки, конечно, конфетки, конечно, хотят получить к Новому году

В: – Хотят да. А чтобы конфеты получить надо сделать все красиво. Вот они сидят сейчас – репу чешут. Причем на очень высоком уровне чешут репу, поверь мне.

В. – Когда мы сейчас ведем о 600 [млн рублей] разговор, из которых поверь мне 200 только разбежится по сам знаешь кому, там ртов много, как ты говоришь архаровцев до хрена.

Помимо этого, в качестве адресатов по передаче денежных средств также назывались фамилии из числа заместителей руководителя ГСУ СК РФ по Москве Борис Лавренев и Сергей Ярош. Якобы именно они оказывали поддержку Золотову и Власкину. Надеемся, следствие выяснит соответствует ли это действительности.

Аудиозапись № 3 «Разговор Власкина и адвоката». (А – адвокат, В – Власкин)

В: – … Есть такие моменты, когда люди боятся знаешь.

А: – Ммм

В: – Ты вот читал в СК там, чего творилось?

А: – Ну это там, ну это когда этот Дрыманов, Лома… этот был, ну да, там было дело.

В: – Ну, да нет, какое, вот сейчас. ты чего. Лавренев, Боря Лавренев ***. Про них там гнали, про управление М, замначальника М-ки Олега сняли под эту *** там. Понимаешь. А у нас поддержка как раз оттуда.

А: – Понятно.

В: – Они вроде устояли все. Ну понимаешь никто лишний раз сейчас не грузится.

Также из разговора адвокатов можно сделать вывод, что уголовное дело видимо имеет заказной характер.

Аудиозапись №5 «Разговор Власкина и адвоката» (А – адвокат, В – Власкин)

В: – Поэтому вот говорю нужно еще раз людям объяснить ситуацию, скажи вы получите сроки, условку никто не получит, никто не уйдет на УДО без возмещения ущерба. Ну это все миф. Люди будут гнить по 8-10 лет в тюрьме, *** им это надо. Еще в таком статусе, в статусе шерсти — это про Яшу. Дед, деда загрузят ну лет на пять, он уедет на шесть. 

В: – В любом случае, как ни крути, ярд по любому мы заберем, по любому заберем ярд. Мало того, мы уничтожим бизнес его. Он будет уничтожен. Они не смогут его дальше продолжать вести. И плюс ко всему они еще уедут на несколько лет далеко-далеко.

А: – Ну смотри тут еще ситуация такая, что следователь, сейчас срок расследования у них срок содержания под стражей подходит к полугоду

В: – Да да, мы это не уверены, мы это знаем, что его направят уже указания даны направить дело в суд, никто год его держать не будет

А: – Ну подожди, так экспертиза даже не проведены еще

В: – Ну проведут  экспертизу, господи,  ну  я ж тебе не говорю, что его направят  сейчас, я думаю в начале года его направят в суд , экспертизу  ну  месяц два ее сделают, ну два, за два месяца проведут экспертизу. Ты же сам понимаешь кто экспертизу будет делать, и какая она будет.

А: – Ну посмотрим, ну а кто мы хотим, чтобы ее Минюст проводил.

В: – Ну вы Минюст, а  мы ее закажем, следствие ее закажет ее у себя в следствии в СК, вот и все, зачем нам Минюст.

Балаховский утверждает: на возражения, что это гражданско-правовые отношения, а не уголовное преступление, Золотов отвечал Балаховскому, что в рамках гражданского процесса не сможет с потребовать столько денежных средств, сколько может потребовать в рамках уголовного дела. И цель уголовного преследования именно побудить к выплате не менее 600 млн рублей.

Сторона Золотова уверена и в неизбежности обвинительного приговора, о чем рассказывал Власкин адвокату.

Аудиозапись №5. «Разговор Власкина и адвоката» (А – адвокат, В – Власкин)

В: – Ты же понимаешь если будет приговор, да обвинительный, а он будет миллиард процентов, что он будет делать с этим?

А: – Не знаю, слушай, ну там все зависит еще от решения суда, что там напишут, ты же сам понимаешь.

В: – Ну ты же понимаешь, что мы заточены написать, так как надо.

А: – Ну послушай тут вопрос еще тоже такой напишут, не напишут.

В: – Ну ладно слушай, вы идете вхолостую, а мы идем с горючкой хорошей, вот и разница в чем.

Уверенности адвокату Золотова добавляют также сведения о получении следователем нужных показаний от свидетелей по делу.

Аудиозапись №6. «Разговор Власкина и адвоката» (А – адвокат, В – Власкин).

В: — Вот сегодня сейчас будет допрашивать Кирилл, будет допрашивать, еще ребята туда поехали опера, чтобы с ним поговорить, перед тем как он зайдет, чтобы показания нужные дал, такой же как Дувидович, фамилию могу сказать если тебе интересно, вон он сейчас на допросе. 

А: Тоже что ль по этим, как ее, по товарным знакам?

В: Ну естественно, естественно, если интересно я тебе фамилия сейчас скажу. Его тоже сегодня дернули, вот причем не просто его допрашивать будет, а говорю, приехали ребята с ним переговорить, «за советскую власть агитировать». 

А: Мм.

В: Дувидович сейчас полностью под нами *** сейчас, полностью. 20 числа в суде он даст показания, те, которые нам нужны. Это так тебе, кулуарная информация.

По словам Балаховского, Золотов его заверял, что после передачи денег преследование прекратится, а виновным во всем стал бы Бурковский, который находится сейчас в розыске.

Желая спасти своих близких, Балаховский согласился на условия Золотова и перечислил ему первоначальные 50 млн рублей с назначением платежа «возврат займа», хотя никакого займа у него никогда не брал. Указать наличие займа было необходимо, чтобы следователь Архаров обоснованно принял ходатайство Балаховского о снятии ареста с его счетов, рассказал адвокату Власкин. Также и Золотов должен был рассказать на допросе, что он давал займ Балаховскому.

Аудиозапись №7 «Разговор Власкина и адвоката». (А – адвокат, В – Власкин)

В: — Знаешь еще почему, пока не говори, знаешь почему очная ставка еще хотят они ему сделать? Это настояли сами менты, ну следаки. В этой очной ставке Денис скажет фразу, он скажет [на вопрос] «что вас объединяет?» он говорит «нас объединял бизнес ранее, неприязненных отношений не имею, знаком тогда-то».

— «Что вас еще объединяет?»

— «Объединяет еще некий займ, который мной был дан, сумму озвучивать не буду».

Он просто скажет, что был займ. Это настояли следаки, чтобы как то зафиксировать, что он есть, потому что говорит если мы будем разблокировать счета, то ***, что за займ, то есть это выглядит они свою *** сейчас прикрывают.

Однако после перевода денег давление продолжилось, а Босинзон и Савоськин остались в СИЗО несмотря на то, что Балаховский просил Золотова освободить их под домашний арест.

Аудиозапись №2 «Разговор Золотова и Балаховского» (Б – Балаховский, З – Золотов).

Б. – Я полгода пытался чего-то сделать, у меня ничего. У тебя с такой крышей, с такой административным ресурсом, как у тебя я на всех уровнях, я пас

З. – Ну вы все бегали туда, куда мы уже зашли ***, а вы сюда бежите, то есть я считаю, что надо просто выполнить обязательства друг перед другом и всё. И тему закрыть. Раз и навсегда.

Б. – Ну а зачем ты мне показываешь? ну 20 миллионов, ну.

З. – Ну я в том плане, что до копейки все не будет это самое. Я вот доверяю своему человеку, ты доверяй своему. Всё. и не надо *** между нами больше никого, и Яша выйдет, и Савоськин выйдет ***, всех повыпускаем.

Б. – Ну когда? хорошо. Когда ты выпускаешь ребят этих самых?

З. – Когда все до копейки будет у меня на счету.

Б. – ну ты представляешь эта сумму какая?

З. – ну ***, я представляю.

Кстати, Золотов даже говорил, что виновный в этой истории Бурковский, а не Балаховский с Босинзоном.

Аудиозапись №2 «Разговор Золотова и Балаховского» (Б – Балаховский, З – Золотов).

Б. – А Сашу [Савоськина] за что? При чем здесь он?

З. – Саша?

Б. – Я сделал глупость, что я плачу за то, что я с тобой познакомился

З. – Честно тебе сказать? Хочешь скажу честно? –

Б. – Ну конечно

З. – Честно. Виноват *** Бурковский ***.

З. – Сейчас, еще пока есть возможность все на него *** свалить на этого Бурковского. Пока еще такая возможность есть. Мы уже Бурковского допросили, и Прокофьев все валит на вас ***.

Б – Да ну это я уже понял, допрашивают, чего хотят услышать, то и слышат.

З. – Да.

Б. – И ты это знаешь.

З. – Мы с тобой не в правовом государстве живем.

Б. – Мм?

З. – Не в правовом государстве живем.

Б. – Это я уже понял.

Б. – Как ты такого ресурса добился на всех уровнях, силовиков и везде?

З. – Ну как: вы приходите в ФСБ *** ***. Там сидят те люди, которые мне всю жизнь помогают, вы туда приходите, ***. Как вот ***. Вы приходите ***, пишите в Администрацию президента *** и потом приходится подключать Генеральную прокуратуру ***, Следственный комитет России ***, чтобы снимать этот с эфира *** эту *** вашу передачу эту.

Б. – То есть на том уровне у тебя уже свои люди, это же кошмар какой-то. Выпусти ребят.

З. – Выпущу прямо вот на следующей неделе.

Б. – Выпусти, вот сейчас выпусти, на этой неделе выпусти.

З. – Нет, нет, нет.

Б. – С таким ресурсом, как у тебя, чего тебе опасаться то, Денис?

З. – Никто никого не выпустит, я тебе больше скажу, будем идти дальше, вперед до тех пор, пока не выполните свои обязательства. Я это сказал всем.

Сегодня у Балаховского есть основания опасаться за свою жизнь и жизнь своих детей. Власкин уже отмечал, что с их стороны у всех нервы на пределе.

Аудиозапись №4 «Разговор Власкина и адвоката». (А – адвокат, В – Власкин).

В: – Все злые уже просто злые все готовы деда уничтожить просто. Вообще полностью, тотально уничтожить

А: – Все?

В: – Задрал всех, все он задрал всех, просто всех

В: – Татьяне когда обвинение предъявят и в розыск объявят вот тогда будет нокаут глубокий ***.

А: – Ну это удар по детям.

В: – Да, ну а че делать.

Также у Босинзона и Савоськина есть все основания опасаться за свою жизнь и здоровье. К примеру, Савоськин даже перенес 45 дневную кому, а после выхода из неё через месяц отправлен в СИЗО. А против Босинзона в интернете развернута активная информационная война, порочащая его честь и достоинство, которая создает реальную угрозу жизни и здоровью человеку, находящегося в тюрьме.

Власкин отмечал, что Золотову пришлось особо потратиться на заключение предпринимателей в СИЗО. Одно лишь продление ареста ему стоило порядка 100 тысяч долларов США, рассказал Власкин адвокату.

Аудиозапись №3 «Разговор Власкина и адвоката». (А – адвокат, В – Власкин)

В: — Если 400 [млн] у него останется это будет и то очень хорошо с учетом того, что сколько он уже потратил вот на этот кейс весь. Я думаю, он потратил уже минимум (показывает один палец) вот так долларов.

А: — Дааа.

В: — Ну считай суд уже 100 [тысяч долларов], полторы [тысячи долларов] адвокаты. Вот так минимум ушло на все, потому что никто возбуждать не хотел.

Владельцы компании уверены, что все обвинения против них предъявлены незаконно и необоснованно с целью вымогательства денежных средств под угрозой привлечения к уголовной ответственности. Представленные аудиозаписи позволяют сделать вывод о том, что итоги уголовного дела вполне могут быть сфальсифицированы для вынесения обвинительного приговора. Обвиняемые считают, что верить следователям, экспертам, свидетелям и даже судьям по их делу нельзя.

Это доказал и сам Власкин, который сообщил, что теперь он знает о прослушке. Перед этим сторона защиты обвиняемых передала материалы прослушки в ФСБ. Но затем эти материалы передали в московский Следственный комитет. Возникает вопрос, может ли объективно вестись следствие, если следователи вводят в курс дела возможных преступников? Помимо этого, в материалах дела фигурируют фамилии руководства СК Москвы в качестве исполнителей заказа Тумаркина-Золотова-Шапиро. Могут ли следователи СК Москвы объективно расследовать дело? Полагаем, ответ очевиден: невозможно оставлять расследование в СК Москвы.

Справедливо разобраться в этой ситуации смогут только руководители правоохранительных и контрольно-надзорных органов, Александр Бастрыкин, Игорь Краснов и Александр Бортников, взяв дело под свой личный контроль.

Источник: Русский криминал

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: