«Дал поручение «заточить» проект под Мантурова и Абрамовича»

Непотопляемый воровской «король Кубани».

«Король Кубани», хозяин Новоросметалла и крупнейший должник Россельхозбанка Шалва Гибрадзе заполучил в свое пользование причалы Минобороны по цене ….15 тыс рублей в год. По бумагам сам металл вывозится по давальческой схеме, которую запретили даже олигархам, приближенным к Кремлю. То есть якобы металл вывозят из России на переработку и не возвращают назад. В реальности сортировка идет на самом Новоросметалле. Платит за сортировку по сути все тот же Россельхозбанк, в котором работает зампред правления Андрей Баранов — друг и партнер Гибрадзе.

Вырученных денег так много, что их часть Гибрадзе и его партнер Иракли Сабулуа жертвуют в Фонд развития грузинской армии (учрежденного партией Грузинская мечта). За счет пожертвований фонда покупается техника для грузинской армии. Также Гибрадзе один из крупнейших доноров Благотворительного фонда Карту Бидзины Иванишвили.

«Дал поручение «заточить» проект под Мантурова и Абрамовича»
Шалва Гибрадзе

Как выяснилось, последние пару лет жители Восточного района Новороссийска живут в состоянии постоянной митинговости. Пишутся петиции с тысячами подписей. Пытаются добиться правды в судах.  Борьба ведется вокруг 162 метров береговой полосы в районе ул. Волочаевской. Здесь, в Восточном районе города расположен так называемый Волочаевский пляж.

Остальной берег этой части бухты уже давно под портовыми терминалами. Ещё тридцать лет назад в Восточной части города было более трех километров доступного для жителей берега моря, в том числе один из официальных городских пляжей на остановке «Водная». Когда его окончательно закрывали из-за строительства военно-морской базы, то жителям так и отвечали: «У вас есть Волочаевка и Барбарина». «Барбарина», — это ещё один из неофициальных мест отдыха, находится за нефтерайоном «Шесхарис»… Остались последние 162 метра Волочаевского пляжа. 

Жители выступают за то, чтобы им и гостям города-героя оставили возможность загорать-купаться на этом пока еще не застроенном кусочке берега с ровным галечно-песочным дном, в непосредственной близости от остановки общественного транспорта, что очень удобно не только жителям этого района, но и жителям районов Балки, Стандарта. Но у ООО «Порт Виктория», которое на сегодня данной территорией владеет, другие планы.

Здесь предполагается построить терминал по перевалке навалочных (зерно) и генеральных (чугун в чушках, стальные блюмы, слитки, заготовки и сталь в рулонах) грузов. Мощностью 2,5 миллиона тонн в год.  Но по большому счету, борьба идет вовсе не за возможность воткнуть пляжный зонт в берег (хотя и это тоже). Это борьба между народом и плотной городской смычкой не последних личностей из бизнеса, правоохранителей и криминала.

Прежде всего немного пафоса, взятого из записки по проекту, подготовленного ООО «Порт Виктория».

«Дал поручение «заточить» проект под Мантурова и Абрамовича»

Оказывается, Новороссийский порт, «без дальнейшего развития транспортной инфраструктуры не сможет существенно нарастить грузооборот?». А ничего, что сейчас порт под санкциями и грузооборот уже упал существенно, и не ясно, когда начнется восстановление? То есть, заявленный пафос никак не соответствует нынешней действительности, а, значит, цели владельцев бизнеса, ну никак не государственные. Попробуем разобраться.

На 87 сотках земли, что сегодня в собственности у «Порта Виктории», новый порт, где предполагается перевалка зерна, металла и, как предполагают местные, еще и удобрений, разместить все это портовое богатство, мягко скажем, сложновато. Даже если речь только о зерновом терминале, обязательными сооружениями в таком проекте, помимо причала, являются элеватор-накопитель, подъездные пути, площадка для стоянки на сотни большегрузов, подвозящих зерно.

Легко посчитать, что заявленные 2,5 миллиона тонн перевалки это в среднем по 400 машин в сутки, т.е. больше 16 автомашин в час круглосуточно круглогодично будут ехать в этот район через Мефодиевку и другие районы города. И где располагать это пшенично-стальное богатство? Все улицы здесь и так забиты МАНами и КамАЗами с зерном, сутками, ожидающими разгрузку на прочих, уже существующих неподалеку терминалах.

Получается, что для размещения этих новых задумок понадобиться минимум добрый портовый волшебник и масштабным волшебным дрыном (ибо просто волшебное палочке такие будет просто не под силу), для кратного увеличения площадей.  

Да, и российские экологические нормы, при реализации данных портовых намерений будут мощно похерены. Читаем СП  42.13330.2011. Свод правил. Градостроительство Планировка и застройка городских и сельских селений. 8.25 Морские и речные порты следует размещать на расстоянии от жилой застройки не менее 100 метров. Расстояние от границ специализированных районов новых морских и речных портов до жилой застройки следует принимать, не менее, м:… от границ районов перегрузки и хранения пылящих грузов – 300 метров.

Расстояние от планируемого «района перегрузки» до ближайших домов, которым уже более чем по полвека, чуть более 37 метров! — дорогу перейти. Это расстояние указано даже в самом проекте ООО «Порт Виктория». То есть, по сути, новый мощный портовый терминал предполагается построить чуть ли не в частном жилом секторе.

«Дал поручение «заточить» проект под Мантурова и Абрамовича»

Дома-то в этой части появились еще в середине 50-х годов прошлого века. Землю под застройку тут получали рабочие заводов «Красный Двигатель», «Новоросцемент». Даже нефтегавань Шесхарис тут была построена значительно позже – в середине 60-х, так что существующие дома к самостроям, которые необходимо снести, чтобы «освободить дорогу процветающему бизнесу», как это сейчас в Краснодарском крае принято, никак не отнести.

«Дал поручение «заточить» проект под Мантурова и Абрамовича»
«Дал поручение «заточить» проект под Мантурова и Абрамовича»

И, действительно, необычным, на первый взгляд, выглядит планируемое время реализации проекта. Сегодня новороссийский порт под санкциями. На территории непривычно зияют пустоты. Свободны, в частности, контейнерные площадки. Арендуй, если такая уж нужда, — не так дорого! Но нет. И тогда в чем расчет владельцев «пляжной» земли?  Да, часть грузов, что намериваются переваливать через планируемые терминалы, вне санкций (по зерну никаких экспортных ограничений), но ведь по металлу санкции жесткие. Его как? Куда? Кому?

Но, если решение по новостройке всё же будет все же принято, можно не сомневаться: невозможное станет возможно. К сожалению.

Вопросы отпадают сразу же после озвучки имен, которые реально стоят за всеми этими планами. И это никак не нынешние сотрудники ООО «Порт Виктория». Тем более, сотрудников этих… 2 бодрых молодых человека. На всех снимаемых жителями на митингах кадрах – директор «Порта Виктория» Руслан Лисовой – трогательный молодой человек, очевидная задача которого – высказывать убеждения в верности решения, выслушивать жителей и отхватывать от них оплеухи. Он в этой схеме не более чем «японский резиновый манекен», предназначение которого — получать удары палками от возмущенных. Истинные заинтересанты проекта на сегодня расположились в удобной «тени». Ни где себя особо не выставляя. Но кто реальный владелец «Порта Виктория» узнать можно без особого труда. В их числе – владелец «Новоросметалла» миллиардер Шалва Гибрадзе.    

***

В июле в Новороссийске начались общественные слушания по новому генеральному плану.  В отличие от имитации слушаний генпланов Анапы и Геленджика в конце прошлого года, которые показали абсолютное игнорирование чиновниками требований жителей, обсуждение генплана Новороссийска загадочно и таинственно. В прочих приморских территориях перед принятием заранее затвержденных властью решений, где интересам народа отводилось примерно ноль процентов, хотя бы создавалась видимость открытости. В сети размещались карты территорий, с предлагаемым зонированием, для того, чтобы бы после ознакомления, жители могли посылать проклятья в адрес властей аргументированно. Изменить что-либо было в принципе невозможно. «Высокие» заказчики этого бы не поняли.

Так что все слушания, несмотря на максимально выставленные громкость и яркость, никакого значения не имели. Губернатор Кондратьев дал поручение питерским градопроектировщикам «заточить» проект Геленджика под Мантурова и Абрамовича. Как он сам образно выразился, «чтобы вид с дорогих яхт, заходящих в бухту Геленджика, был фешенебельный фешенебль». Что и было в итоге принято местными подневольными депутатами. 

Но в Новороссийске-то зачем новый генплан? Ведь даже самому юному новороссийскому докеру очевидно: Новорос — главный порт России, здесь все давно поделено-попилено, устоялось-стабилизировалось. На территорию давно уже зашли мощные «дядьки», у которых все «промеж собой» оговорено, и никаких передельных революций тут не требуется. К тому же, последний генеральный план города принимался в ноябре 2020-го. Там все про необходимые Новороссийску школы, детские сады и больнички. Так что даже социальные цели были прописаны на десятилетия вперед.

В чем сейчас нужда такой вот корректировки за немалые бюджетные деньги? И почему эта корректировка окружена такой завесой тайны?

В Новороссийске с мудрыми генплановыми предложениями ознакомиться невозможно.  А сами общественные слушания, судя по первым обсуждениям, будут проходить в форме чиновничьего междусобойчика. Строго дозированное (и оттого минимальное) участие общественников в процессе этих обязательных по закону обсуждений на принятие окончательного «одобрения», понятно, никак не повлияет.

При всем уважении к прочим курортным черноморским территориям, важность одобрения нового генплана Новороссийска – это все же задача иного уровня. Новороссийск — главный порт страны. И «интересы» тут не на какие-то там жалкие сотни анапских миллионов. Тут речь о десятках, сотнях миллиардах.  А, значит, на мнение людей главные заказчики генплана плюют не с высокой колокольни, а, скорее, с Луны.

42 тысячи жителей Восточного района еще надеются, что их голоса при формировании генерального плана будут учтены. А интерес этот — та самая береговая полоса в полторы сотни метров.

На первый взгляд действительно не совсем понятно, почему вообще ООО «Порт Виктория» так усиленно проталкивает проект нового терминала? Ведь в нынешних санкционных условиях можно сильно сэкономить. Помимо того, что сейчас можно спокойно арендовать любые портовые гектары, у «Новоросметалла» уже в выгодной аренде три причала, принадлежащие Минобороны. Военные в свое время строили их из-за вероятности ухода военного флота из тогда украинского Севастополя.

После возвращения Крыма в состав РФ, вопрос был снят. Оказавшиеся практически не у дел причалы ушли в аренду «Новоросметаллу» за… 15 тысяч рублей в год! Терминалы не так далеко от Волочаевского пляжа. Впрочем, эти причалы видны только на Гугл-картах, и каждый может их увидеть на своем телефоне… Но в новом генеральном плане Новороссийска они не обозначены. То есть, их как бы нет.

Строительство новых портовых мощностей, обойдется инвесторам в десятки миллиардов рублей. Что сопоставимо с ценой нынешней аренды сооружений за… столетия. Но теневые бизнесмены, стоящие за ООО «Порт Виктория» действуют напористо, проталкивая свой проект. В чем причина?

***

Киношники любят переносить старые шекспировские сюжеты в современные условия.  Нынешнюю эпопею с Волочаевским пляжем, вполне можно назвать современной «экранизацией» портовой войны, которая разворачивалась в черноморских портах в 90-х. Старшие жители Туапсе, к примеру, прекрасно помнят, как кроваво сражались за причалы две конкурирующих банды – Гуся и Ломоноса. Братва косила «оппонентов» из автоматов в спортзале, киллеры демонстрировали свое умение, отправляя на тот свет бандитский народец из снайперки.

Чтобы хоть как-то угомонить ситуацию, прокурорские разработали тогда несколько необычную операцию. Сами постриглись «под братков» и на дорогих машинах с московскими номерами заехали в Туапсе. Стали отлавливать по одному и буцкать славных представителей ОПС. Братва насторожилась и стала таскать с собой оружие, для защиты от «московского беспредела». Что и требовалось. Их задерживали за незаконное владение оружием. И отправляли в не столь отдаленные места. По возвращении, беспредельная братва, обнаруживала, что их время ушло. На смену калашам и битам для решения вопросов портового бизнеса, пришли власть и деньги. Теперь все решали они.    

 Современный новороссийский ремейк старого портового сюжета уже без крови. Но общего достаточно. Наглость, желание во что бы то ни стало получить свое. И еще богатое криминальное прошлое нынешних бизнесменов.

Любопытна история жизни Гии (кличка Шалвы Гибрадзе). Ныне олигарх, бизнесмен и меценат начал свою яркую карьеру в металлургии и прочих его нынешних бизнесов с новороссийского СИЗО. Угодил он в 1995-м приморский зиндан по случаю кражи металла с территории Новороссийского порта.

По словам источника, в тюремной камере Гия познакомился с неким бизнесменом, специализирующимся на заготовке и экспорте металлолома и подозреваемым тогда в серьезном преступлении.  Коммерсанту для решения «вопроса» необходима была поддержка «авторитетов». И Гибрадзе вывел того на своего друга Бадри Аданая – вора в законе Тамаза Новороссийского.

Источник: Русский криминал

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: