«Чебаркульская птица» на берегах Коелги

Как птицеводы Челябинской области «отравляют» регион.

Как сообщает источник Компромат-100, в Челябинской области, в конце марта, как только дневное солнце стало пригревать ощутимо и потекли первые ручейки, федеральную трассу М5 с точки 1808 до 1805 накрыл ярый кислотный запах фекалий…Увы, но именно так – некрасиво приходится начинать рассказ об увиденном вблизи села Травники и даже «унюханном»: стоя на обочине по правой стороне трассы в сторону Москвы, мы взирали на обширные поля с пока ещё не сошедшим снегом, но черневшие от покрывавшего их помёта.

Время от времени на поля въезжали со стороны деревни Пустозёрово КамАЗы и вываливали очередные 20 тонн вонючего содержимого: где-то в общей сложности 300 га прежде урожайных полей превращались в отхожее место для чебаркульской птицефабрики. Эти поля заканчивались в десятке метров от русла речки Коелги, которая текла параллельно трассе, очерчивая прямоугольник полей, ныне заваленных «био-отходами» куриного производства.

Системной проблемой Челябинской области уже лет 15 стало зловоние куриного помёта, отравляющее жизнь жителей населённых пунктов, вблизи которых на полях, в лесах и в водо-охранной зоне птицеводы частных фабрик, владельцы которых – крупные олигархи региона, тысячами тонн вываливают и разбрасывают куриные фекалии. В 21 веке – без всякой переработки. Сжигая сотни гектаров земли и отравляя водоёмы.

В Чебаркульском районе то тут, то там обнаруживаются поля, на которые вывозится помёт с местной птицефабрики, – последние годы летом, в разгар сезона, Чебаркульский район (считается курортным) просто накрывает запахом гниющих экскрементов, который разносится на десятки километров окрест: если ветер на восток, то зловонием накрывает сотни деревень. К слову, свежий куриный помёт по федеральному классификационному каталогу отходов, утверждённому Минприроды РФ, относится к третьему классу опасности (как, скажем, нефть, галогены, ядохимикаты с просроченным сроком годности).

Зачистка птичников

28 марта местные жители и журналист были свидетелями того, что прямо с транспортёрной ленты от птичников в Пустозёрово в тракторный 20-тонный прицеп грузился помёт и вывозился на поле около русла Коелги. Только с этой (из трёх ЧебПФ) промплощадки – по 5 рейсов в день – за месяц было вывалено на соседние поля более трех тысяч тонн. Но параллельно сюда были перенаправлены рейсы и с чебаркульской промплощадки (в заваленное под завязку Мельниково – по словам водителя – было уже не проехать), и с обочины мы наблюдали, как тут же разгружались самосвалы – а это еще плюсом рейсов 20 в сутки…

– Логистика шикарная, – комментировал увиденное местный житель, – в километре от птичников всё вываливать без особых забот. В прошлом году вся трасса с обеих сторон была завалена помётом. На пустозёровские поля, где сейчас находимся, тоже ежегодно вывозили отходы, но что в этом году делается – беспрецедентно: в общей сложности за месяц «унавоживания» на этих 300-ах га вывалено на снег не менее 5 тысяч тонн помёта.

Важный момент: если прежде помёт вывозился на эти же поля осенью, летом и запахивался, –  то есть кроме вони и мух хотя бы не было трагических последствий для речки, то в этом году начали возить с начала февраля и либо просто разбрасывать на снегу, либо перепахивать с ним. А профиль местности у Пустозёрово таков, что в предгорье он здесь с уклоном к руслу Коелги… И уже к камышам по руслу в промоях и через ложбины потекли ручьи стаявшего снега вместе со всем, что может быть в курином помёте – нитраты, нитриты, мышьяк и всё остальное…

Вот такая, значит, «органическая атака» на бедную речку…

Итак, ворота пустозёровской площадки были раскрыты настежь, и трактор с тележкой размеренно совершал свои 5 фекальных рейсов в день. Опорожнялся на снег, возвращался и снова вставал под транспортёрную ленту…А потому можно было с большой долей вероятности предположить, что погрузка «био-отходов» велась напрямую из птичников. Но что это за фракция на самом деле (вдруг лицензированное переработанное удобрение?) хотелось узнать у главного агронома, который командует вывозом в поля «чего собственно и в каком количестве».

Однако в то воскресенье агроном Пестов В.М. отдыхал, и на проходной МТМ, где офисы руководства, пришлось оставить записку с просьбой позвонить вежливому охраннику. Но ни назавтра, ни через неделю агроном Пестов так и не решился пообщаться с журналистом. И то: видно, себе дороже.  Но, как говорится, была бы честь предложена, –  сами не захотели…

Главная озабоченность сегодня – жизнеспособность речки Коелги.

– Я про саму речку умаю, – в этом году это будет просто катастрофа, – с горечью признаётся местный земледелец Евгений Наумов, – к сожалению, помочь ей сейчас уже невозможно, так как началось обильное таяние и впитавшиеся в снег, в почву, фекалии однозначно будут смыты в реку.  Село Травники первым окажется в зоне бедствия – органика туда дойдёт 200%…  а если брать биоресурсы, я предполагаю, что и пустозёровский нерестовый пруд, и травниковский пострадают серьёзно. А далее эта – образно говоря – «волна прорыва» экологической катастрофы пойдет вниз по течению – по Увельскому и Еткульскому районам, и там однажды, может статься, рыба всплывёт …

И ещё, – птицефабрика активно позиционирует себя переработчиком помёта в удобрения, для этого, якобы, построен целый завод: хочется получить ответ на вопрос – где он находится и каковы его мощности? И как они соотносятся с потребностями фабрики? Достаточны ли под объёмы производства? По всей видимости – раз свежий помёт на полях – абсолютно нет.

Тайны «Чебаркульской птицы»

Сегодня в мировом животноводстве известны десятки способов утилизации, обеззараживания и переработки в удобрения био-отходов, в том числе куриного помёта, это настоящие лицензированные научные разработки и инновационные технологии. В результате применения которых, действительно, получается безопасное органическое удобрение.

О способе «переработки помёта в удобрение» чебаркульских птицеводов было широко заявлено в 2018 году. Чем же удивили земляки-новаторы? Так, в видеосюжете областного телеканала, выданного в эфир через 2 дня после критической публикации в серьёзном издании «Деловой квартал» (14.11.19г), было рассказано о новации, о которой в анонсе утверждалось: «Борьба с вонью: южноуральская птицефабрика перерабатывает помёт в органическое удобрение. Технология позволяет избавляться от отходов, не нанося вред окружающей среде».  Суть данной «новации» проста до невозможности: оказывается, всего- то достаточно обработать помёт специальным препаратом, который сам по себе является природным компонентом и удобрением, и – «ахалай-махалай» – помёт превращается в Удобрение.

С экрана корреспондент так и утверждал: «Около двух-трех часов требуется на то, чтобы продукт перешёл из третьего класса опасности в четвертый. Вместе с тем он теряет резкий запах и патогенные вещества. Перед запуском технологию протестировали в лабораторных условиях. О преимуществах данной разработки рассказали на производстве». И далее в кадре технический директор ООО «Чебаркульская птица» Владимир Малеев официально представил новую методику: «Во-первых, он ускоряет эту переработку. Во-вторых, не требуются огромные помётохранилища. В-третьих, он практически из вредного помета делает шикарное удобрение».

Здесь будет резонно спросить:а где результаты экспертизы, а где лицензия, удостоверяющая, что это – «удобрение»? Чёткого ответа, похоже, нет до сих пор. По крайне мере, мои собеседники по теме её не видели.

И логичен вопрос: а почему тогда на пустозёровские поля продолжает вывозиться вонючий, а, значит, сырой помёт? Интересно, что скажут специалисты, исследовав это «шикарное удобрение»? Согласятся ли они с чебаркульскими новаторами?

Минсельхоз проблем не видит

Год назад – когда общественность потребовала обсудить проблему публично, и состоялся круглый стол с участием сотрудников птицефабрик и органов власти (28.02.20г.), представитель регионального Минсельхоза Александр Марченко заверил: «Гарантирую вам, что пройдет два-три года (!), и проблемы не будет».  По его словам выходило, что «в настоящий момент каждая птицефабрика Южного Урала (их в регионе пять) разработала дорожную карту, предусматривающую выполнение мероприятий по снижению негативного воздействия на экологическую ситуацию».

Прошла почти половина – больше года – «гарантированного» Марченко срока. И пустозёровская история как-то не внушает «гарантированного» оптимизма…  И таким же открытым – как и с лицензией на чебаркульское удобрение – остаётся вопрос: господа из Минсельхоза, а где обнародованная дорожная карта «Чебаркульской птицы»?

В качестве постскриптума: покидая эту загаженную местность, вначале решила добраться до свежей кучи и набрать в контейнер «то, что вывалено» для анализа. Но потом решила: каждому своё: у нас до десятка – на госбюджете – экологических контролирующих организаций: и природоохранная прокуратура, и министерство экологии, далее – Роспотребнадзор, Россельхознадзор, Ростехнадзор с отделом экологического мониторинга, ещё Минсельхоз, и т.д.  Вот пусть они приедут на эти перезасыпанные «био-отходами» поля, проведут их исследования и – как положено по служебным обязанностям, сделают выводы – что же это на самом деле? И что делать дальше?

Но только сегодняшней речке уже не помочь…

Источник: The Moscow Post

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: